ПАТЕНТНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ: ОТ ИДЕИ ДО ВНЕДРЕНИЯ
 

[00:00:00] [Начало записи]

Любовь Кирий: Добрый день, уважаемые друзья. Позвольте, мы начнем нашу секцию. Я думаю, что оставшиеся докладчики к нам подойдут, видимо, где-то задержались. К сожалению, у нас не так много времени, и поэтому мы должны будем с вами интенсивно работать. Я попрошу докладчиков иметь в виду, что у них есть не более десяти минут для того, чтобы донести до наших участников главную мысль вашего выступления, и у нас останется еще немножко времени для того, чтобы обсудить вопросы, которые сегодня затронуты были в выступлениях.

Надо сказать, что у нас выступления посвящены очень широкому спектру вопросов, связанных с интеллектуальной собственностью. И такая сквозная мысль всех выступлений, на мой взгляд, это необходимость использования преимуществ, связанных с интеллектуальной собственностью для повышения конкурентоспособности промышленности и как сделать так, чтобы идея, посетившая изобретателя, нашла свое воплощение в продукции. И сделать продукцию максимально привлекательной для потребителей.

Если позволите, я тоже подготовила несколько слайдов. Мне хотелось вас познакомить с некой статистикой, которая, наверное, будет интересна нашим участникам. В частности, хотелось рассказать о том, что Роспатент, который я здесь представляю, это Федеральная служба по интеллектуальной собственности. Если кто не знает, – занимается регистрацией объектов, таких, как изобретения, полезные модели, промышленные образцы, товарные знаки, наименование мест происхождения товаров, программы для электронных вычислительных машин, базы данных, топология интегральных микросхем. Вот эти регистрируемые объекты чрезвычайно важны. И общество ставит задачу перед Роспатентом, ускорить все процедуры, связанные с их регистрацией. И мы очень интенсивно работаем над этим.

Сроки в целом понижаются, и на сегодняшний день можно сказать, что регистрация изобретений у нас занимает около десяти месяцев, полезных моделей – около трех месяцев. Товарных знаков – на конец прошлого года, – 11 месяцев. И в этом году мы ставим очень амбициозную задачу, довести эти сроки до семи с половиной месяцев. Как у нас это будет получаться, пока трудно прогнозировать, но мы движемся в выбранном направлении.

Надо сказать, что сроки наших процедур очень зависят от уровня информатизации, автоматизации Роспатента. В связи с этим, еще в прошлом году была подготовлена программа информатизации Роспатента. Мы ее согласовали с Министерством связи и донесли мысль о том, что без реализации этой программы многие задачи, которые задуманы и выведены в ключевые задачи, которые решает Роспатент в этом году, и в будущем, они не могут быть решены без того, чтобы была реализована программа информатизации. Она, конечно, затратна, и мы рассчитываем на то, что Министерство экономического развития выделить достаточные средства из соответствующей программы для того, чтобы финансировать эту программу.

[00:04:57]

Прежде всего, мы ставим задачу обеспечить возможность подачи заявок в электронном виде для того, чтобы вся страна не была привязана к почтовым услугам, и все наши клиенты, все наши изобретатели могли воспользоваться электронными сервисами, которые, прежде всего, размещаются на едином портале государственных услуг и на сайте Роспатента, и подведомственному Роспатенту Федерального института промышленной собственности.

Задачи у нас также амбициозны. В следующем году мы должны достичь уровня 70% подачи заявок в электронном виде. Мы зафиксировали в 2016 году подачу заявок в целом, по названным ранее объектам, на уровне 15%. Это, конечно, немного, тем не менее, такой вектор, который мы за несколько лет обнаружили, приводит нас к выводу о том, что все-таки мы выполним поставленную задачу.

Здесь мы показали те цифры, которых мы достигнем, если все-таки программа информатизации будет выполнена. Если она не будет выполнена, то, к сожалению, мы останемся на таком уровне, который, собственно, не соответствует запросу общества. Еще раз подчеркиваю, что мы надеемся на то, что финансирование будет соответствующее выделено.

Это к вопросу об электронной подаче. Здесь выделены товарные знаки и изобретения, по которым тенденция очень хорошая. И по товарным знакам в 2016 году 38% заявок было подано в электронном виде. Мы подготовили изменение в Положение о пошлинах, которое предусматривает льготу для заявителей, которые используют электронные сервисы и подают заявки в электронном виде. Они получат возможность выплачивать все пошлины на 30% ниже, чем для иных заявителей. Нам кажется, это очень привлекательный такой момент, который еще раз обратит внимание заявителей и заставит пользоваться современными средствами коммуникации.

Я еще хотела проинформировать вас об одном событии, которое произошло в этом году. В марте руководитель Роспатента вместе заместителем губернатора Новосибирской области торжественно открыли филиал Федерального института промышленной собственности, в котором будут работать и уже работают эксперты. Они будут рассматривать заявки. Пока что мы договорились, что это отделение будет рассматривать заявки на полезные модели, и будет принимать решение о выдаче патента. Пока здесь не очень много сотрудников работает, всего девять человек, но в планах уже в ближайшее время оснастить отделение и набрать сотрудников до 20 человек, а в перспективе и до 40-ка.

Мы планируем, что это отделение будет первым в ряду многих. Мы сейчас уже рассматриваем просьбы, или даже заявки из других регионов, где готовы принять тоже отделение Федерального института промышленной собственности с тем, чтобы привлечь свои научные кадры для работы над экспертизой заявок. И это очень отрадно, поскольку мы планируем, что все же количество заявок вырастет. Несмотря на то, что тенденция последних трех лет в отношении, например, изобретений не показывает существенного роста, и даже по отношению к 2015 году количество заявок несколько упало. Но мы надеемся, что все меры, которые принимаются в стране, не только специалистами Роспатента, по повышению уровня грамотности населения, прежде всего, но и потому, чтобы на рынке возникла потребность в охраняемых результатах интеллектуальной деятельности.

[00:10:04]

Это, прежде всего, и главная причина, которая, на наш взгляд, обуславливает недостаточное количество заявок в этом году. Все же она будет преодолена, и мы увидим рост заявок. Справиться с потоком заявок, которые мы прогнозируем, увеличатся в несколько раз, силами только  того количества экспертов, которое сегодня работает в Москве, нам не удастся. Поэтому мы начали такую программу выхода в регионы. И Новосибирск – это пилотный проект, первый. И в этом году он стартовал. Посмотрим, как будет работать. Собственно, все. Если появятся вопросы, мы в конце, может быть, обсудим.

Пока мы будем двигаться по программе, и я хотела бы предоставить слово Андрею Васильевичу Солоновичу. Он руководит Управлением контроля, надзора и правовой защиты интересов государства Роспатента. Он расскажет о своей деятельности и основных проблемах, которые связаны с необходимостью осуществления такого контроля. Андрей Васильевич, вам слово, пожалуйста.

Андрей Солонович: Спасибо большое. Доброго утра, доброго дня всем. Тема моего небольшого выступления – это «Результативность научно-исследовательских, опытно-конструкторских, технологических работ, как объект государственного регулирования». Построить хотел бы свое краткое выступление из двух основных таких элементов. Прежде всего, пояснить, что понимаем под результативностью НИОКТР, как объекта госрегулирования. И второй момент, какие действия предпринимаем для того, чтобы каким-то образом данное направление, а именно повышение результативности осуществить.

Как сказала Любовь Леонидовна, Роспатент осуществляет функции по осуществлению государственных услуг по регистрации результатов интеллектуальной деятельности. Наряду с этим, мы осуществляем контроль и надзор в сфере правовой охраны использования результатов интеллектуальной деятельности, создано за счет бюджетных ассигнований федерального бюджета. А так же правовую защиту интересов государства в процессе экономического и гражданско-правового оборота результатов НИОКТР. Поэтому вопросы результативности НИОКТР непосредственно касаются нашей сферы деятельности.

Что хотелось бы по этому поводу сказать. Наш функционал, в том числе правовая защита интересов государства, непосредственно связан с результативностью НИОКТР. Само понятие «интересы государства», они пока еще в разных интерпретациях понимаются, много споров по этому поводу, особенно в контексте наших функций идет, особенно в том, что касается правовой защиты интересов государства. Поэтому хотел бы пояснить, что в принципе,  основные интересы государства можно найти, собственно, в стратегических документах, документах стратегического планирования. В частности, в Стратегии инновационного развития, в Стратегии научно-технологического развития, в Основах развития Оборонно-промышленного комплекса на дальнейшую перспективу, и так далее.

Если рассматривать именно такого рода подход, то получается, что как следует из этих стратегий, основные интересы в части, касающейся применительно к результативности НИОКТР, они сосредоточены на формировании среды, благоприятной для инноваций, масштабном создании новых продуктов и услуг, основанных на технологиях, отвечающих на глобальные вызовы. И как в программе Оборонно-промышленного комплекса, – это инновационное развитие ОПК, его конкурентных преимуществ в продвижении технологий промышленной продукции на рынки высокотехнологичных товаров и услуг.

С этим связано, собственно, повышение результативности и востребованности исследования и разработок. И, если двигаться дальше по этой логической цепочке, в принципе, на повышение результативности и востребованности таких разработок, а значит на обеспечение интересов государства, существенным образом влияет создание результатов интеллектуальной деятельности такого уровня, который позволит обеспечить конкурентоспособность производимых с их использованием продукции и услуг, в том числе, за рубежом.

[00:15:05]

Если дальше по уровню двигаться по этой цепочке анализов. В принципе, хотелось бы пояснить одну очень важную, на наш взгляд, вещь. Мы вводим в оборот такое понятие, пусть оно не пугает, как показывает практика, воспринимается пока в штыки, как некий новый объект, новые проблемы несущий в себе. Ничуть этого нет, я сейчас поясню коротко.

Мы вводим в оборот такое понятие, как ключевые технические решения. Их можно назвать ключевые научно-технические решение, если более обобщенно рассматривать этот вопрос. При этом мы понимаем, что под ключевыми научно-техническими решениями, это результаты интеллектуальной деятельности, играющие принципиально важную, ключевую роль в достижении нового качества, в повышении качества продукции, более высокого уровня конкурентоспособности, улучшении ее технических, тактико-технических характеристик, снижении затрат на ее производство, решении технической или научно-технической проблемы. В том числе, возникшие в ходе выполнения работ. А также достижения иного значимого для целей исследования разработки результата.

По сути дела, иначе можно сказать, что в качестве ключевых технических решений могут выступать те же изобретения, или технические решения, относящиеся, в том числе, к способам, устройствам, материалам. Это программы для ЭВМ, базы данных, топологии микросхем, формулы, математические модели, алгоритмы. Методы решения уравнений в контексте решения прикладных научно-технических задач или проблем, и другие результаты интеллектуальной деятельности, в случае замены которых иными аналогичными известными из уровня техники решениями, стал бы невозможным достигнутый, значимый для целей конкретных исследований и разработки результат.

Иначе говоря, если мы заменим аналогом технического решения то, что было создано в рамках исследования, разработок и дало какой-то позитивный, положительный эффект, каким-то аналогом заменим, то фактически мы существенно снизим ту характеристику, на которую повлиял данный результат.

Теперь немножечко вернемся к исходным позициям. Собственно говоря, контроль и надзор показывает, что если мы посмотрим данные по 2016 году, мы проверили контракты, государственные контракты на выполнение НИОКТР, как в военной, так и гражданской сфере, договоры субсидий, технические задания на выполнение работ, связанные с выполнением научно-исследовательских, опытно-конструкторских, технологических работ. Всего мы проверили чуть больше 2 000 документов, связанных с исследованиями и разработками. Я имею в виду контрактных документов, договоры субсидий и так далее.

Что следует из проверок. Фактически, если сопоставить количество результатов интеллектуальной деятельности, которые были обеспечены правовой охраной, как объекта интеллектуальной собственности, созданной в рамках таких НИОКТР, с той суммой бюджетных ассигнований, которая была затрачена на выполнение работ, то в среднем получится, что на создание одного результата приходится чуть больше 100 млн рублей. Причем в сфере военного назначения эта цифра существенно больше.

Хотелось бы на какой момент обратить внимание. Собственно говоря, в качестве нематериальных активов на бюджетно-бухгалтерский учет поставлены результаты интеллектуальной деятельности по сумме сопоставимые примерно где-то 1,13% от стоимости НИОКТР. Я хочу сказать, что в принципе, это, по сути дела, экономический оборот прав на результаты интеллектуальной деятельности. То есть в качестве нематериальных ставятся права на объекты интеллектуальной собственности для того, чтобы потом их использовать при создании, при производстве продукции, амортизировать эти права и так далее.

Кроме того, есть гражданско-правовой оборот прав на основе гражданско-правовых договоров, когда предоставляется или передаются права, исключительные права, в частности. Так вот, по итогам контроля мы наблюдаем ситуацию, что за 2016 год из числа проверенных контрактов, я напоминаю, это порядка 1,25% результатов интеллектуальной деятельности, права на которые были из числа созданных и обеспеченных правовой охраной, права на которые были вовлечены в гражданско-правовой оборот в виде, например, лицензионных договоров.

Как вы видите, цифры показывают, что по большому счету интересы государства, о которых я вначале говорил, и реальное состояние вопроса, связанного с оборотом прав на результаты интеллектуальной деятельности, немножко, мягко говоря, не совпадают. Что хотелось бы в этой связи сказать. Роспатентом разработан комплекс мер, направленный на повышение результативности НИОКТР.

[00:20:03]

В частности, нами разработаны следующие аспекты деятельности. Предлагается соответствующим решением правительства, например, это будет постановление правительства, возможно, определить в качестве целевых индикаторов, характеризующих результаты НИОКТР, в рамках государственных или федеральных целевых программ. Например такие, как доля затрат бюджетных ассигнований на НИОКТР, в рамках которых созданы патентоспособные ключевые технические решения, в том числе, запатентованные или охраняемые в качестве ноу-хау. Назовем это далее научно-исследовательские, опытно-конструкторские, технологические работы с инновационным потенциалом. Это тесно связано с понятием ключевых технических решений.

Как мы раньше говорили, это особая выборка из тех видов и результатов, о которых мы говорим, с особым статусом, который конкретно повышает те или иные качества или характеристики продукции. Так вот, если они еще и патентоспособны, эти ключевые технические решения, то фактически мы выходим на понимание того, что продукт или технологии, в которые внедрены эти результаты, ключевые технические решения, они являются инновационными.

И второй показатель, взаимосвязанный с первым, о котором я говорил, напоминаю, это в рамках государственных и федеральных целевых программ, – это доля научно-исследовательских, опытно-конструкторских, технологически разработок с инновационным потенциалом по сокращенной схеме, результаты которых внедрены в производство новой или усовершенствованной продукции, услуг, в рамках инвестиционного блока программы.

Таким образом, обратите внимание, мы выходим на ключевой аспект. Мало того, что в принципе должны быть, с нашей точки зрения, в рамках, финансируемых за крупные бюджетные средства в рамках программ, охраноспособные ключевые технические решения. Они должны быть еще в рамках программных мероприятий и внедрены в производство. Учитывая длительный цикл, особенно государственных программ, в принципе, такое вполне реально. Такая ситуация.

Кроме того, естественно, что очень важным моментом будет спуститься на уровень гражданско-правовых отношений, договорных отношений, где также необходимо отслеживать эти аспекты. Мы полагаем необходимым и выступаем с этой инициативой, об утверждении постановления правительства Российской Федерации, обязанности государственного заказчика при заключении госконтрактов на выполнение НИОКТР, предусматривать в них условия, касающиеся обязательств. В том числе, например, у исполнителя НИОКТР в ходе исследования разработки создавать в качестве технических решений хроноспособные результаты интеллектуальной деятельности. По итогам работ представлять государственным заказчикам по соответствующей форме сведения, о созданных в ходе работ ключевых технических решениях, и иных результатах интеллектуальной деятельности, с отчетом о проведенных патентных исследованиях.

И коротко буквально, еще один аспект деятельности. В завершении хотел бы сказать, это не все меры. Одной из важнейших, ключевых я считаю меры, положенные в основу всего этого комплекса, это, естественно, формы учета, связанные с введением единого реестра. Это касается военного, специального и двойного назначения. Нами они сейчас подготовлены. Мы несколько итераций прошли согласований работы совместно с заказчиками. Сейчас подготовлен новый вариант. Это идет в рамках формирования единой информационной базы. И поэтому единый реестр здесь, интегрируемый с единой информационной базой мы дорабатываем, планируем модернизировать, как раз с учетом и решения задачи, прежде всего, решения повышения результативности НИОКТР. Сейчас наши усилия направлены на то, чтобы этот комплекс мер реализовать. Я надеюсь, с вашей помощью, и на ваше понимание, мы этот комплекс мер с вами реализуем, и в конечном итоге удастся сдвинуть немножко вот эту ситуацию, о которой я говорил в самом начале. Спасибо большое.

Любовь Кирий: Спасибо, Андрей Васильевич. Я надеюсь, коллеги прониклись необходимостью предпринимать определенные усилия для того, чтобы отдача откладываемых государством средств в научно-исследовательские работы была ожидаемой. Сейчас позвольте предоставить слово Наталье Беленькой. Она представляет госкорпорацию «Росатом», и поделится с нами сведениями о том, как они организовали в корпорации систему управления знаниями, поскольку знания, – это такой же актив, как и финансы. И очень важно правильно и эффективно управлять этими ресурсами. Пожалуйста, Наталья.

[00:24:56]

Наталья Беленькая: Спасибо большое, Любовь Леонидовна. Коллеги, доброе утро. Я хотела бы, прежде всего, поздравить Новосибирский регион с проведением такого пятого юбилейного мероприятия. Всегда на высоком уровне проводятся. Для нас мероприятия, которые проводятся на площадке «Технопрома», представляют особый интерес, в том числе, потому что Сибирской области расположены предприятия госкорпорации «Росатом», так же, как и во многих регионах Российской Федерации. Всего в корпорации работает более 300 организации, больше чем 240 000 человек трудится. И, конечно, без интеллектуальной собственности, наверное, корпорация работала бы менее эффективно. По крайней мере, я в этом убеждена.

Я хотела бы начать с того, какие стратегические цели сегодня стоят перед госкорпорацией «Росатом». У нас их три, они достаточно лаконично сформулированы. Это повышение доли на международных рынках. Снижение себестоимости процессов и сроков протекания процессов, себестоимости продукции. И новые продукты для российского и международного рынков. Как вы понимаете, каждая из этих стратегических целей обеспечивается, в том числе, комплексом мер, связанных с правовой охраной и защитой интеллектуальной собственности.

При этом важно учитывать, что в госкорпорации мы придерживаемся такой концепции, что «Росатом» является поставщиком инновационных продуктов с высокой добавленной стоимостью. Торговать технологиями, передавать технологии, – это не интересно ни с точки зрения экономики, ни с точки зрения защиты наших технологий на российском и зарубежном рынках. Мы должны быть успешными в современных условиях и предоставлять конкурентоспособную продукцию, естественно, содержащую в себе ключевые технические и технологические решения, охраняемые средствами интеллектуальной собственности.

Для того чтобы работать с интеллектуальной собственностью в госкорпорации, мы реализовали комплекс мер. Мы начали в 2012 году, когда была запущена корпоративная система управления знаниями госкорпорации «Росатом», утвержденная правлением. Она включала, как меры, связанные с управлением знаниями, как активами атомной отрасли. Так и меры, связанные с работой с интеллектуальной собственностью, построением корпоративной, новой корпоративной модели управления интеллектуальной собственностью.

Вы можете увидеть, как у нас меняются наши показатели, динамика количества сделок и выручки по лицензионным договорам, динамика зарубежного патентования. Здесь я привела сравнения с темпами, которые заложены в Стратегии инновационного развития Российской Федерации 2020. Мы эти темпы опережаем. Посмотрела с 2014-го по 2016 год. За три года мы в 13 раз увеличили выручку от лицензионных договоров, и в 19 раз показатели по зарубежному патентованию по охране нашей продукции, содержащихся в ней технических, технологических решений на зарубежных рынках.

Как мы достигли таких показателей. В общем-то, все началось в 2012 году, когда мы начали собирать патентные службы наших предприятий и формировать совместно вот этот план мероприятий, куда мы движемся и что нужно сделать в области интеллектуальной собственности в отрасли для наращивания потенциала. Прежде всего, мы начали с регламентации бизнес-процессов в управлении интеллектуальной собственностью, это очень важно, чтобы такая большая корпорация, как «Росатом», любая другая высокотехнологичная компания, работала по единым правилам и процедурам. И такой регламентацией мы занялись.

Повышение квалификации патентоведов, которые работали в отрасли. У нас очень много региональных предприятий нужно было тоже вывести на единый уровень и компетенций, и понимания того, что происходит сейчас в сфере интеллектуальной собственности, развитие технологий в стране. Большая работа была проделана. Она идет до сих пор. Мы разработали информационную систему управления правами на результаты интеллектуальной деятельности. Это уникальный продукт, которому мы не знаем аналогов в Российской Федерации, это система, которая полностью на всем жизненном цикле позволяет управлять результатами интеллектуальной деятельности, это помощник патентоведов в наших организациях. И такая информационно-аналитическая система, в которой вся статистика по атомной отрасли есть.

Сегодня с утра проверяла, там 10 236 результатов интеллектуальной деятельности зарегистрированы. То есть она в режиме онлайн пополняется и работает. И таким апогеем, наверно, формирования нашей модели новой управления интеллектуальной собственностью, стало создание центра управления интеллектуальной собственностью, так называемого IP-оператора.

[00:30:10]

Это помощник центрального аппарата госкорпорации «Росатом», который решает все вопросы, которые я назвала выше, и в том числе, помогает бороться с утечкой технологий, обеспечивает зарубежное патентование, и является единым окном. И, в том числе, сегодня является единым окном для получения отраслью субсидий, оператором которой является Российский экспортный центр. Это субсидии на зарубежное патентование.

Для госкорпорации управление правами интеллектуальную собственность позволяет много чего обеспечить, начиная как раз от обеспечения конкурентоспособности нашей продукции, до организации локализации наших технологий за рубежом. Сегодня, когда мы строим атомные станции, иностранные заказчики требуют достаточно высокий процент локализации, это 70%. Это предполагает, естественно, трансфер-технологии. И первое, что мы должны сделать, – это оформить должным образом наши технологии для того, чтобы обеспечить такой трансфер. И, естественно, мы ведем такую сильную контрактную работу с точки зрения защиты наших интересов в договорах, которые заключаются атомной отраслью.

Здесь вы можете видеть, как у нас интегрирована система управления интеллектуальной собственностью в систему управления знаниями. СУЗ – это большая категория, больший институт. Он включает также работу с научно-техническим сообществом и научно-техническим контентом. То есть, по сути, теми областями, откуда интеллектуальная собственность, в основном, приходит в наш процесс. Здесь вы можете увидеть, как «Росатом» управляет знаниями от момента выявления знаниями, то есть, по сути, от возникновения идеи какой-то новой разработки, до передачи этих знаний. Везде каждый цикл (четыре цикла) обеспечен своими инструментами, с точки зрения IT-инфраструктуры. То есть это отдельные IT-системы, которые объединены в единую платформу. Это регламентация процессов. И это программа обучения для всех специалистов, которые работают с интеллектуальной собственностью, и специалистов, которые про интеллектуальную собственность должны, на наш взгляд, знать, но с ней каждый день не связаны, с работой вэ той сфере.

Поскольку у нас секция посвящена работе патентоведов, патентных поверенных, я хотела бы акцентировать внимание, что мы занимаемся подготовкой специалистов «Росатома» от школы до кадровых резервов. И на каждом этапе мы разработали специальную программу в сфере интеллектуальной собственности, которая в необходимом для каждого уровня объеме, доносит важность работы с интеллектуальной собственностью, важность правовой охраны решений, которые содержатся в предлагаемых нами продуктах. И какую-то, действительно, минимальную грамотность, как не потерять интеллектуальную собственность атомной отрасли, которая накоплена более чем за 70 лет нашей работы.

Мы разработали специальную программу, которая называется «Технология управления знаниями в госкорпорации «Росатом». Она как раз к четырем блокам относится, подробнее можно посмотреть в презентации. В этом году мы запустили такую программу, как оценка профессионально-технических знаний и навыков, не для того, чтобы кого-то оценивать, и говорить, что кто-то плохо работает, кто-то хорошо. Как раз для формирования вот этого единого уровня, единого стандарта к работе патентоведов в атомной отрасли.

Но не только патентоведы являются для нас таким ключевыми специалистами в нашей системе управления. У нас есть менеджеры по управлению знаниями, специалисты по контенту научно-технической информации, собственно патентоведы, и менеджеры по трансферу технологии. Каждому виду работника, каждому виду должности выделены, сформированы требования, сформирована программа обучения и программа оценки профессионально-технических знаний и компетенций.

Мы в 2013 году, я думаю, что здесь представители вузов есть, хотела бы отметить, что мы эту технологию управления знаниями передали по лицензионному договору в Министерство образования и науки для распространения в вузах. Вчера мы подписали соглашение о консорциуме в сфере управления знаниями с коллегами, компаниями, которые будут эту технологию внедрять, в том числе в Новосибирской области.

[00:35:00]

Завтра я вас приглашаю принять участие в нашей игре, которая называется «Росатом» – корпорация знаний», и там, собственно, посмотреть, как это все работает. Целый день мы будем показывать наши IT-инструменты, расскажем про методологию и программу обучения. Спасибо большое.

Любовь Кирий: Спасибо, Наталья. Коллеги, есть уникальная возможность познакомиться с передовым опытом. Мы уже не первый раз слышим выступление представителей государственной корпорации, и призываем всех использовать этот опыт и уникальную возможность задать свои вопросы, если что-то будет не понятно, как эффективно организовать в своей компании что-то подобное. Конечно, госкорпорация – это очень большой участник рынка. И у них возможности тоже большие. Как могут себя вести другие участники рынка, например, инновационные компании. Об этом нам расскажет сегодня представитель сообщества патентных поверенных Валерия Белова. Я предоставляю ей слово. Пожалуйста.

Валерия Белова: Здравствуйте, уважаемые участники форума, здравствуйте, коллеги, спасибо за презентацию. Сегодня я попробую рассказать сразу два нюанса, касаемо выхода на международный рынок для компаний, как им защищать и как регулировать свою интеллектуальную собственность. И так как я являюсь патентным поверенным, я бы хотела отразить параллельно роль патентных поверенных при этом процессе, в какой момент какие специалисты должны подключаться, как они помогут вам реализовать данные цели, и с чего начать и чем закончить вопросы защиты интеллектуальной собственности в других странах.

Я так понимаю, что на сегодняшний день уже более-менее понятно, что такое интеллектуальная собственность, из чего она состоит. Я буду исходить из того, что для бизнеса в России уже интеллектуальная собственность защищена, и охрана предоставлена, и сейчас мы идем на иностранный рынок.

Здесь вы видите, что интеллектуальная собственность, по сути, состоит из нескольких блоков. Это произведения, охраняемые авторским правом, технические решения и средства индивидуализации. Некоторым образом выделены патенты и товарные знаки, в частности, потому что они обладают особенным режимом регистрации, то есть исключительные права на данные средства интеллектуальной собственности, объекты интеллектуальной собственности вам предоставляются по факту регистрации в соответствующем патентном ведомстве.

Основной посыл моего сообщения, который, я надеюсь, останется у всех участников данного мероприятия, в том, что единого товарного знака, либо единого патента мирового не существует. Если у вас уже есть товарные знаки, либо патенты в РФ, или в других странах, вы должны понимать, что они территориально ограничены. И они никак вам не помогут при выходе на другие рынки, даже если это такие рынки, как Казахстан, Белоруссия, Украина, то есть ближайшие к нам.

Понятно, что авторское право немного общее, и в отношении иностранных рынков о нем говорить все-таки стоит. Оно не ограничено в рамках территории. Оно признается на территории всех стран. Однако, также регулируется отдельными режимами, и, допустим, в США вы можете действовать и защищать себя авторским правом. Однако, если появляется вопрос о необходимости защиты своих прав, то есть появился конкурент, недобросовестный участник рынка. В этом случае обязательным является регистрация авторского права в Библиотеке Конгресса США.

Это, по сути, некая услуга депонирования, когда Библиотека США выступает свидетелем, что на определенную дату определенное лицо предоставило определенные документы в подтверждение авторского права. Для вас это будет очень мощным рычагом для того, чтобы вести переговоры и защищать себя на территории США. И в принципе, такой охранный документ признается и знаком любой юрисдикции. Соответственно, патентные поверенные иных стран, и суды иных стран его также признают и с ним считаются.

[00:39:57]

Теперь отдельно по поводу наиболее, по моему мнению, популярных объектов, которые нужно защищать, о которых нужно думать, когда вы выходите на иностранный рынок. Товарные знаки. У нас есть несколько вариантов защиты товарных знаков в иностранных юрисдикциях. Здесь, конечно, изначально ваш патентный поверенный, для начала российский, должен помочь вам определиться, какие территории, какие страны вас интересуют, потому что в зависимости от этого может быть выбран один из вариантов, указанных в презентации.

Если вас интересует Европейское сообщество, у вас есть отличная возможность получить европейский товарный знак, который будет действовать на территории всех европейских стран. Однако получить такую регистрацию может быть не просто в том случае, если на территории любой из стран Европы существует уже сходный, либо тождественный более ранний товарный знак. В этом случае вам нужно будет обязательно привлекать патентного поверенного Евросоюза, и работать по преодолению оппозиции, которая будет подана от правообладателя более раннего знака. Это некий уже административный спор, который требует дополнительных действий, ведения переговоров и так далее. Если такой оппозиции подано не будет, то регистрацию получите достаточно быстро, если я не ошибаюсь, шесть месяцев максимум.

Далее, если вы идете не в Европу, тогда у вас есть возможность действий либо путем национальной регистрации, либо путем мадридской системы. Национальная регистрация – такая возможность у вас есть всегда. В этом случае вы обращаетесь к патентному поверенному той страны, которая вас интересует, и он, действуя от вашего имени, регистрирует объекты на этой территории.

Но, допустим, вас интересует множество стран. Допустим, вы на начальном этапе не готовы затрачивать высокие суммы денежных средств для того, чтобы регистрировать в каждой стране отдельно. Тогда у вас есть мадридская система. Это удобная система. Мы, как патентные поверенные России, активно ею пользуемся. Она позволяет составить заявку и подать ее на регистрацию в множество стран, не привлекая патентных поверенных из этих стран, оплатив меньшую пошлину, которая оплачивается во Всемирную организацию интеллектуальной собственности. Достаточно быстро получить охранный документ и вас патентный поверенный России будет самостоятельно отслеживать ход регистрации во всех странах, которые будут указаны в этой заявке.

Звучит хорошо, очень так вкусно, но есть определенные проблемы, о которых нужно знать, и о которых ваш патентный поверенный России должен вас предупредить. Китай, Канада, США – классы. Соответственно, вы, когда регистрируете товарный знак, вы регистрируете его для определенного направления деятельности. Если вы производите некий товар, соответственно, для этого товара вы и регистрируете товарный знак. Если вы оказываете услуги или осуществляете работы, тогда вы определяете именно эти объемы регистрации.

И в этом случае нужно понимать, что подавая заявку, допустим, по системе мадридской, вы можете столкнуться с ситуацией, когда в Китае, США и Канаде, классификация, которая будет указана по заявке, им не подойдет. И вы получите запросы, вы будете привлекать национальных патентных поверенных, потому что есть существенная разница, как формулировать товары и услуги в этих странах. И это потребует дополнительные денежные  средства и дополнительные временные промежутки. На сегодняшний день, допустим, регистрируя товарный знак в Канаде, мы имеем второй запрос по классам и стараемся с ним разобраться уже по прошествии, наверно, года.

Дальше, США. США – очень особенный рынок. Если вы хотите выходить со своими товарами, услугами, или работами в США, вы должны понимать, что вам желательно, даже если вы используете мадридскую систему, параллельно иметь национального патентного поверенного, потому что там особенный режим и в вопросах использования знака, в вопросах продления последующего товарного знака. И если вы подаете на регистрацию обозначение для более широкого спектра товаров либо услуг, это может  быть основанием для аннулирования регистрации, так как вы, грубо говоря, обманули патентное ведомство и пожелали охраны больше, чем должны были желать.

Про ЕС я уже рассказала. И Китай. Это очень популярное направление для наших клиентов. Часто они продают там свою продукцию, часто они делают там свою продукцию. И вы должны понимать, что при двух этих условиях, в любом случае, вам надо защитить ваш товарный знак и другие объекты интеллектуальной собственности на территории Китая. И здесь нужно задуматься, на каком языке вы это будете делать, и, соответственно, адаптироваться для рынка. Это тоже бывает непросто.

[00:45:04]

Следующий вопрос защиты себя на международных рынках, – это патентование. Патентование за рубежом. В этом случае, что хочется заметить. В первую очередь, конечно же, изначально, если вы находитесь на территории Российской Федерации, базовая заявка у вас должна быть подана на территории России. У вас есть несколько способов это сделать, но так или иначе, об этом забывать нельзя.

Если мы говорим про систему PCT, это так же международная регистрация, международное патентование, которое позволяет вам выходить на рынки иностранных стран с вашими разработками. В отличие от мадридской системы, здесь не обязательно сразу определяться со странами, вы просто подаете некий вариант международной заявки. Далее она проходит определенные процедуры, поиск, и после этого вы переходите на нацфазу в тех странах, которые вам интересны. И только на этом моменте привлекаете национальных патентных поверенных.

У PCT также есть преимущество в плане срока. Патенты вообще очень сильно завязаны сроками. Вы должны понимать, что как только вы подали заявку в России, у вас есть 12 месяцев для национального патентования в других странах, и не более. И если вы после этого подадите заявку, вам ваш же патент будет противопоставлен, и вы не сможете защитить свою технологию в другой стране.  PCT в этом плане более интересно, потому что в ее случае у вас есть 30 месяцев, чтобы реально обдумать свои перспективы, оценить свои возможности и выйти на рынки других стран и запатентовать вашу технологию там.

Соответственно, здесь представлена схема, когда первая заявка базовая у нас РФ, либо если первая заявка у вас также может быть евразийского патента. Евразийский патент является единым охранным документом в ряде стран, которые здесь указаны. В том числе вы видите, что туда входит Россия, вы можете начинать с него. Еще один вариант – это европейский патент. Для каждого из этих патентов необходимы соответствующие патентные поверенные, то есть евразийский патентный поверенный, либо европейский патентный поверенный.

В России есть специалисты относительно евразийского патентования. В Новосибирске также они есть, поэтому у вас есть возможность обратиться к надлежащему специалисту. А второй вариант, вы также можете подать заявку PCT в Роспатент, выбрать Роспатент национальным ведомством и дальше продолжать патентование в других странах.

И немного еще раз по поводу авторского права, потому что сейчас этот вопрос наиболее актуальный. И все ваши действия, затраты и время, которое вы потратите на защиту и охрану своей интеллектуальной собственности в России, а потом на других рынках, могут быть не эффективными, если вы изначально не подумаете о вопросе приобретения авторских прав. Кто был автором изначально разработанной технологии, либо изначально разработанного дизайна упаковки, либо логотипа вашего продукта.

Если автор является патентообладателем, все хорошо, тут никаких рисков не возникает. Но если автор это не патентообладатель, может быть два варианта. Либо автор, как сотрудник вашей компании, вашего предприятия, в этом случае у вас есть трудовой договор, в котором должно быть четко указано, что автор в рамках своей деятельности может создавать объекты интеллектуальной собственности, и все исключительные права, в том числе право получения патента, либо право регистрации средства индивидуализации принадлежит работодателю.

Если автор не работник, не сотрудник патентообладателя. Если вы по договору заказа у другой компании разработку дизайна, разработку упаковки, или какую-либо техническую часть вашей продукции, у вас должно быть конкретное соглашение о передаче прав на получение патента, либо передачи авторских прав в том случае, если мы говорим с вами о средствах индивидуализации.

Если вы договорились на словах, передали деньги и считаете, что все авторские права принадлежат вам, это так не работает. Пока вы не достигли какого-то определенного уровня на рынке, возможно, у вас проблем не возникнет. Но если вы крупная компания, у которой существенный доход, прибыль, и она известна на рынке, поверьте, автор в какой-то момент вспомнит, что он был первый, вспомнит, что у вас документов никаких с ним не заключено и попробует аннулировать ваши объекты интеллектуальной собственности.

[00:50:09]

Здесь кратко попробую протранслировать. Это некое отступление, это вопрос, если авторами являются сотрудники государственных учреждений. Каким образом в этом случае инновационный бизнес может пользоваться разработками данных учреждений и как может получать патенты в России и на территории других стран. Здесь четыре схемы. Первая – наиболее простые варианты. Когда вы действуете по договору заказа, здесь все просто. Сотрудники являются по трудовому договору работниками государственного учреждения. Вы идете с договором заказа к данному учреждению, соответственно, учреждение передает вам права на получение патента.

Далее вариант, когда также возможно заключение прямого соглашения с авторами. Обратите внимание, что в этом случае изначально автор, в рамках своего трудовой обязанности, в любом случае должен уведомить государственное учреждение о том, что он разработал некое техническое решение, и то, что существует лицо, желающее приобрести права на получение патента. Должен получить соглашение от государственного учреждения на составление такого прямого соглашения. И в этом случае мы считаем, что инновационный бизнес все равно должен работать с государственным учреждением, и вознаграждение за получение прав на патент, оплачивать государственному учреждению. Именно его ресурсами, его сотрудниками такой объект был создан.

В рамках федерального закона 217 у нас возможно создание малого предприятия. В этом случае патент получает государственное учреждение и вносит его в качестве взноса в уставной капитал малого предприятия и, соответственно, далее действует от имени его. И лицензионный договор, это один из вариантов распоряжения правом. Он вам, думаю, известен. В этом случае просто заключается лицензионный договор на использование патента на имя инновационного бизнеса. Инновационный бизнес может получить соглашение на получение патента в других странах. Но тут, внимание! На срок, о котором я говорила ранее. И, соответственно, патентовать на себя уточняющие патенты возможные элементы технических решений.

Еще раз по поводу роли патентных поверенных во всей процедуре защиты, охраны интеллектуальной собственности не только на территории России, но и иностранных юрисдикций. Обратите внимание, что все-таки патентный поверенный – это лицо, имеющее соответствующую квалификацию, получившее определенный опыт работы в сфере интеллектуальной собственности и прошедшее определенную аттестацию. То есть его квалификация и опыт в рамках специализации, подтверждена государственным органом.

И все, с чего вам следует начинать при вопросе защиты своей интеллектуальной собственности, – это найти надежного патентного поверенного, в качестве работы которого вы не сомневаетесь. Потому что если патентный поверенный действует таким образом, у него есть надежные связи в других странах и не будет никаких проблем в том случае, если вам нужно будет оперативно поработать по вопросам защиты интеллектуальной собственности на территории другой страны. Иначе вы просто можете не успеть в заложенные патентными ведомствами других стран сроки, и пропустить их, потерять деньги, время и так далее.

Мы также обращаем внимание, что как и объекты, деятельность патентных поверенных ограничена территорией. Это двусторонние взаимоотношения. Соответственно, когда бизнес выходит на территорию России, он обязан действовать через патентных поверенных Российской Федерации. Соответственно, когда мы выходим на территорию других стран, мы обязаны действовать с помощью патентных поверенных других стран. Это нормальные рабочие взаимоотношения. Вы должны быть к этому готовы.

Еще раз хочется заметить, что статус патентного поверенного это некая гарантия качества, что для вас будет выработана эффективная стратегия защиты, эффективная стратегия охраны интеллектуальной собственности, потому, обращайтесь, задавайте вопросы, мы всегда рады помочь. Наша компания находится в городе Новосибирске. Компания называется «ИНКО». Мы занимаемся исключительно интеллектуальной собственностью и готовы к любым обращениям по вопросам нашей специализации.

[00:55:04]

Любовь Кирий: Спасибо, Валерия. Я думаю, что все вопросы мы все-таки ограничим после всех выступлений, поскольку у нас есть регламент и есть еще докладчики. Я хотела бы отметить тот факт, что роль патентных поверенных, безусловно, очень велика с точки зрения и охраны объектов интеллектуальной собственности. И дальнейшего трансфера технологии на различные территории, не только на территорию Российской Федерации. Но не надо забывать, что первоначально это движение инновационного процесса от идеи к внедрению начинается все-таки с патентоведов.

А у патентоведов этот процесс, по всей логике, должен начинаться с изучения патентной информации и умения анализировать эту патентную информацию не только с точки зрения выявления определения новизны созданных результатов интеллектуальной деятельности, их технологического уровня промышленной применимости. Но и также с точки зрения возможности правильного выбора форм правовой охраны и дальнейших подходов к коммерционализации уже созданных объектов интеллектуальной собственности.

Вот о роли патентных подразделений, технических библиотек и информационных служб, оказывать информационную поддержку как раз инновационным проектам и, прежде всего, в части использования патентной информации, нам расскажет Наталья Новикова. Это Центр поддержки технологий и инноваций. Ее доклад будет связан с информационными возможностями библиотек для инновационного развития регионов.  Наталья Новикова: Спасибо большое. Добрый день, уважаемые участники семинара, уважаемые коллеги. Я хотела бы продолжить обсуждаемые на этом семинаре вопросы, связанные с реализацией инициативы Всемирной организации интеллектуальной собственности и Роспатента по созданию сети центров поддержки технологий и инноваций в России. И в частности, остановиться на таком центре в Новосибирске. То есть рассказать то, как мы немножечко реализуем государственную политику по подготовке патентоведов, по поддержанию, по информационному сопровождению всех процессов, связанных с интеллектуальной собственностью, и так далее.

Просто очень быстро и коротко об истории создания этого проекта. Его реализация началась с 2011 года, и в Новосибирске создан был Центр поддержки технологий и инноваций в конце 2012 года, фактически с 2013 года мы существуем. На сегодняшний день эта сеть, в общем-то, накрыла всю Россию. В каждом регионе есть центры. Это многоуровневая система. Она формируется на двух уровнях сегодня, и уже планируется третий уровень. Подробно не буду рассказывать об этой сети. Я просто хочу рассказать о ГПНТБ и нашей работе в этом направлении.

Обратите внимание. В Сибирском федеральном округе на сегодняшний день 16 основных участников этой сети. В Новосибирске базируется два – на территории нашей библиотеки, ГПНТБ Сибирского отделения, и в Торгово-промышленной палате Новосибирска. Надо понимать, что ГПНТБ изначально на протяжении многих лет с 1974 года является центром патентной информации в Новосибирске и регионе. С 2000 года мы являлись опорной организацией Роспатента здесь. Поэтому у нас на протяжении многих лет установились достаточно дружеские, профессиональные, и всякие разнообразные взаимоотношения. С этого года, когда здесь открыто Новосибирское отделение ФИПСа, мы тоже в принципе в перспективе продумаем о подписании какого-то, возможно, соглашения, – о совместной работе, об информационной поддержке и так далее.

Несмотря на то, что название «Поддержка технологий и инноваций» предполагает какие-то финансовые составляющие, к сожалению, это не так. В принципе, мы рассматриваем, и не только рассматриваем, это еще и образовательный проект, который связан с информационной и научно-методической поддержкой всех пользователей, изобретателей, патентоведов и патентных поверенных, и всех, кто так или иначе связан с интеллектуальной сферой.

[01:00:00]

Обратите внимание. Мы предлагаем достаточно большой спектр бесплатных услуг, связанных с интеллектуальной сферой. Прежде всего, с 2010 года мы всем желающим предлагаем бесплатно пройти малые курсы основ интеллектуальной собственности и мастер-класс «Патентный поиск». Это все бесплатно. Группа формируется по мере сбора заинтересованных людей. С 2012 года на базе нашей ГПНТБ работает Школа молодого ученого, где мы тоже читаем определенный курс по интеллектуальной собственности.

То есть мы проводим образовательные мероприятия. Более того, мы оказываем методическое и консультационное обслуживание. На территории ГПНТБ и отделения ГПНТБ в Академгородке работают консультационные пункты. Более того, на сайте ГПНТБ работает виртуальная справочная служба, где также каждый желающий может получить квалифицированную помощь и информацию об объектах интеллектуальной собственности, и вообще сферы интеллектуальной собственности.

Следующее направление, которое мы тоже реализуем в рамках этого проекта, это информационное обеспечение и формирование фондов патентной информации. То есть мы самый крупный патентный фонд. В связи с развитием информационных технологий, конечно, мы имеем все доступы к ресурсам патентной библиотеки в Москве. И, в общем-то, достаточно активно развиваем комплектование коммерческими патентными ресурсами.

Очень интересно на сегодняшний день, когда я слушала представителя «Росатома», конечно, только можно позавидовать тому состоянию дел по управлению интеллектуальной собственностью, по информационному сопровождению, IT-технологиям, которые включены в процессы управления интеллектуальной собственностью. Я очень надеюсь, что будет тиражирован ваш опыт и на регионы в том числе. Но мы тоже прилагаем некие усилия в этом направлении. Например, до 2013 году результаты интеллектуальной деятельности в Сибирском отделении достаточно четко отслеживались. У нас ведется база данных изобретений Сибирского отделения, и то, что творится в Сибирском отделении, мы прекрасно себе представляем.

Но дело в том, что информация о том, как выглядит изобретательская сфера в городе и в регионе, помимо Сибирского отделения, здесь есть некоторые проблемы. То есть единого центра учета или создания реестра созданных объектов, к сожалению, пока нет. Со следующего года мы берем на себя такое обязательство, и совместно с вновь возрожденной организацией, которая называется ВОИР – Всероссийская организация изобретателей и рационализаторов, мы совместно собираемся создать такой реестр.

Тем не менее, основываясь на публикациях Роспатента, его отчетах, мы сделали, в общем-то, интересный анализ. Мы взяли информацию за десять лет, с 2010-го по 2015-й, и посмотрели, как же представлены изобретатели нашей области на сегодняшний день. И так их оказалось, что порядка 70% всех изобретений, созданных на территории нашей области, это, прежде всего Сибирское отделение и вузы. Но, что очень приятно, оказывается, на территории нашей области достаточно активно работают, то, что раньше назывались государственные заводы, а сейчас это предприятия различных форм собственности. Это очень нас порадовало.

Например, мы даже не знали, вот у нас есть Патронный завод, у него есть тоже изобретения. Вот то, о чем я говорила, – распределение патентов по видам организаций. Мы видим, что академические учреждения 53%,  15 – университеты. Также имеются частные лица, которые оформляют патенты, используя услуги различных компаний, представителем которой вот Валерия выступала. Мы работаем в тесном контакте с подобными организациями, которые работают на рынке предоставления услуг в сфере интеллектуальной собственности.

[01:05:10]

Вот так распределяются патенты по основным направлениям классификации. То есть мы видим, что большинство изобретений, созданных на территории нашей области, они связаны с разделом А: «Удовлетворение жизненных потребностей человека». Здесь очень много медицинских патентов и так далее. И, конечно, химия. Многие, я думаю, знают, что наши химические институты в Сибирском отделении – Институт катализа, и многие другие, тоже являются одними из основных, кто производит интеллектуальную сферу.

Я хотела бы вернуться к проблемам, которые не совсем были озвучены. Проблема в регионах заключается в том, что очень рассредоточены силы, связанные с интеллектуальной сферой. То есть, есть рынок услуг, сформированный где-то стихийно. Есть рынок частных патентоведов, которые предоставляют услуги. Есть государственные предприятия, как мы, которые тоже предоставляют услуги. То есть зачастую многие даже не знают о существовании подобных центров.

Когда мы выступаем на мероприятиях, которые организовывает Торгово-промышленная палата, даже некоторые представители правительства удивляются о том, что есть такие Центры поддержки технологий и инноваций. Да, это, безусловно, возможно, и наша не инициативность, и мы мало стучимся в двери представителей нашего правительства. Но это все впереди, и мы надеемся, что, в общем-то, это будет в дальнейшем.

Вторая проблема, это, конечно, кадры. Очень интересно было, буквально недавно состоялось заседание на правительственном уровне, где эта проблема – система подготовки кадров в сфере интеллектуальной собственности, – обсуждалась на заседании совета при Совете Федерации. И я была поражена, что отечественная экономика нуждается примерно в 20 000 специалистов в сфере интеллектуальной собственности. На сегодняшний день подготовкой патентоведов в принципе занимаются, с выдачей дипломов государственного образца, только три вуза. Это, конечно, Российская государственная академия интеллектуальной собственности в Москве; Московский государственный технический университет Баумана и Санкт-Петербургский университет информационных технологий, механики и оптики.

Интересная приведена также история о том, что статистика наличия грамотных профессионалов в сфере интеллектуальной собственности в России, за исключением, конечно, крупных городов, тоже несколько удручает. Обратите внимание, цитата, «Во многих регионах в наличии всего один-два таких специалиста, а в 24 субъектах таких специалистов вообще не наблюдается». Для меня, конечно, это было поразительные цифры. Поэтому здесь хотелось бы обратить ваше внимание, что на территории Новосибирска работает Сибирский институт интеллектуальной собственности, который в принципе дает образование, и он сертифицирован.

И, конечно же, мы ждем от Роспатента поддержки о том, чтобы за Уралом открыть образовательный какой-то вуз. Мы даже вели переговоры в определенное время, чтобы делать выездные сессии, как это бывало ранее. Я понимаю, что у Роспатента много различных дел, и это, в общем-то, отложенная история. Но мы очень надеемся, что к этому будет привлечено внимание, тем более что есть свежая информация от 2.06.2017 года – Минобрнауки запускает масштабную подготовку патентоведов. То есть патентное ведомство вышло напрямую к Министерству образования и науки с этим.

Я постаралась изложить как можно быстро. Что-то я упустила, конечно. Но я всех благодарю за внимание и призываю вас обращать больше внимания на сайты ГПНТБ, потому что там информация о том, что происходит в сфере охраны, защиты интеллектуальной собственности, очень часто отражается. Мы проводим огромное количество мероприятий по пропаганде и по просвещению населения в этой сфере. Поэтому всех желающих всегда ждем на территории ГПНТБ в Центре поддержки технологий и инноваций. Спасибо за внимание.

[01:10:00]

Любовь Кирий: Большое вам спасибо. Я хочу буквально в двух словах прокомментировать предыдущее выступление, которое было, безусловно, очень интересным и полезным с точки зрения информации о проекте ЦПТИ. Этот проект развивается с 2012 года. Это проект ВОИС, Всемирной организации интеллектуальной собственности. И он имеет свое продолжение. В настоящий момент на территории Российской Федерации создано уже 152 центра поддержки технологий и инноваций. Но карта распределения этих центров такова, что они, в основном, как-то до Урала. Недавно, в марте этого года, прошел пятый съезд ЦПТИ, на котором мы тоже обсуждали эту проблему. Дальнейшее развитие этих центров продолжается. У нас заключено соглашение с правительством Новосибирской области, поэтому центр, созданный на базе библиотеки, не должен быть единственным. Эта тенденция может развиваться. И не только на базе библиотек и вузов, но на базе организаций, которым, безусловно, подключение к патентной информации и бесплатный доступ к базам данных должен быть достаточно интересен.

Что касается образования, я, наверное, скажу несколько слов позже. Сейчас я хочу предоставить слово Ильдару Шайхутдинову, который осветит не менее важную проблему, о которой не должны забывать организации и предприятия, занимающиеся инновационными процессами, связанную с повышением капитализации этих организаций. И именно от этого зависит эффективное управление правами на РИД. Пожалуйста.

Ильдар Шайхутдинов: Доброе утро, коллеги. Я расскажу о том, как мы работаем с правами на объекты интеллектуальной собственности, занимаемся капитализацией. Я представляю Институт финансового развития бизнеса, член генерального совета «Деловой России».

В первую очередь, мы смотрим на интеллектуальную собственность не как охранный документ, который находится в рамочке и висит на стене директора как объект интерьера. Или как бумага, которая находится в сейфе. Нет. В первую очередь, мы видим за патентом реальный доход, который можно получить, используя его не только в части коммерционализации, но еще и есть такой термин, как докапитализация, когда мы зарабатываем на патенте здесь и сейчас.

За последние 20 лет мировые тенденции очень сильно изменились. Сегодня в программе технофорума в каждом слове, в каждом названии звучит слово «технологии», «цифровые», «цифровая экономика». И мы к этому движемся. И то, что было 20 лет назад, когда рейтинг Forbes был сформирован из компаний нефтяного сектора, сегодня это не так. Сегодня все десять компаний, – это компании, которые стали лидерами за счет управления интеллектуальной собственностью.

Но для того, чтобы мы все понимали, как это работает, 200 лет назад Карл Маркс написал одну простую формулу: «деньги – товар – деньги штрих». И на этом фоне я хотел бы продемонстрировать, что деньги на входе в проекты, ваши проекты, – это деньги банков, или ваши собственные инвестиции. Но на эти деньги, чтобы произвести товарную продукцию, мы должны использовать средства производства, – здания, сооружения, оборудование, сырье и материалы. Но этого недостаточно, чтобы произвести качественный товар.

Для того чтобы продукция вышла, нужны люди. Но, самое главное, нужны технологии, которые вырабатывают эти люди. И зачастую, знаете, что случается? Дело в том, что люди приходят. Они приходят не подготовленными. Вы вкладываете деньги в их образование, в их компетенции, которые наращиваются. Что происходит дальше? Человеческий капитал, о котором так много сейчас говорят, он уходит. Он уходит в декретный отпуск, на пенсию, к конкурентам, к сожалению. И очень важно, чтобы этот человеческий капитал превратился все-таки в организационный капитал, именно то, что остается за организацией, что увеличивает непосредственно стоимость компании, что можно передать другим, на что есть документ, у чего есть стоимость, самое главное, да? У этого актива должна быть стоимость, и владелец.

И когда мы получаем товарную продукцию, нам теперь нужно, продав ее, получить прибыль. И самое интересное, что для продажи продукции мы используем весь комплекс нематериальных активов, который, к сожалению, не стоит на балансе российских компаний. Это товарные знаки. Я сейчас не буду делать опрос. Но вчера мы делали мастер-класс в зоне венчурной компании, и я, как всегда, провожу опрос: «Скажите, у кого есть товарные знаки?». Подняло из присутствующих, наверно, процентов 30. «Скажите, а у кого товарный знак стоит на балансе?» Ни у кого. Почему – не знаю. Я говорю: «А куда же деньги списали?»

[01:15:02]

Представьте себе, ваш бухгалтер заплатил деньги, а где товарный знак? То есть где тот самый актив, который по закону должен стоять у вас на балансе. Деньги были уплачены за него. Даже эта несчастная госпошлина. Нет, не стоят. То есть прямое нарушение бухгалтерского учета, закона. Вы, как руководители, должны, в первую очередь, за этим следить. Это ваш капитал, которым вы дорожите, и он реально может поднять стоимость вашей компании. Вспомните, сколько стоят бренды известных компаний. А все начинается с регистрации товарного знака.

Поэтому, в первую очередь, обратите на это внимание. Клиентские базы, логистические программы. Допустим, та же самая логистическая программа компании «Инвитро». «Инвитро» зарабатывает на том, что проводит лабораторные исследования. И с финансовым директором этой компании мы совместно проводили мастер-класс, и знаете что выяснилось? Что главным их активом является именно логистика. Именно логистика вырвала эту компанию из цепких рук рынка.

То есть она стала первой. Оборот компании сегодня составляет около 12 млрд и она обогнала конкурентов за счет логистических программ. Доставить биоматериал до лаборатории максимально быстро и передать результаты клиенту. Вот это сегодня является интеллектуальной собственностью компании. Как она оформляется. Об этом я обычно рассказываю на мастер-классах, на семинарах, в летней школе, которую мы сейчас проводим. Клиентские базы. Ну, клиентская база, а кому мы еще будем продавать?

Допустим, с энергосбытовыми компаниями мы сейчас работаем в Татарстане, это государственная компания, и мы убедили их, что клиентская база является активом, и она имеет свою ценность, и немалую ценность. Сегодня мы ставим на баланс клиентские базы. Поэтому это все аспекты интеллектуальной собственности, которые, к сожалению, у нас проходят мимо бизнеса.

А кому принадлежат права? Сегодня коллега уже сказала о приобретении авторских прав у своих же сотрудников. На самом деле, я в первую очередь обращаю внимание, что мы часто думаем, что права принадлежат организации. По крайней мере, в трудовом договоре, который вы подписывали с работодателем, или вы, как работодатель подписывали с сотрудником, вы уверены в этом, потому что там так написано. Но в трудовой договор вошла всего лишь часть нормы гражданского права, где говорится, что все права, созданные работником, принадлежат работодателю. Это не так.

Дело в том, что после того, как вы получили уведомление сотрудника о создании объекта интеллектуальной собственности, вы в течение четырех месяцев должны проявить активность. Это означает, что вы должны либо подать заявку в Роспатент, ФИПС, либо вы должны оформить режим ноу-хау. Но в любом случае вы должны уведомить о своих результатах сотрудника. И дальше вы должны сделать следующее. Если вы не уведомили, в дальнейшем случае не проявили активность, то в этом случае права фактически переходят автору. И это он имеет возможность теперь запатентовать и передать вам право использовать его изобретение.

На сегодняшний день в Братске, я наблюдаю за этим делом, проходит суд, может, коллеги поделятся, новой информацией, в Братске идет суд между вдовой инженера-технолога, который работал в проекте по НИОКР и по итогам уведомил компанию о создании РИД. Но в течение четырех месяцев компания не отреагировала, и он сам запатентовал на себя это изобретение. Сегодня его нет в живых, но его дело живет. И компания внедрила это решение. И вдова обратилась в суд, и сегодня идет суд в закрытом режиме. Почему в закрытом – вопрос. Интересно узнать результаты.

Но смысл в том, что сегодня есть хороший шанс у каждого человека, который занимается творческой деятельностью, изобретателя, рационализатора, технолога в организации, уже сегодня понять, что он способен зарабатывать гораздо больше. Нужно всего лишь внедрить систему. Если система не внедрена, значит, он может спокойно требовать от работодателя возмещения этого авторского вознаграждения.

Какие размеры авторского вознаграждения и как это работает. Буквально всего лишь три пункта: 512 постановление правительства регулирует размер вознаграждения. Там говорится о том, что вы должны заплатить за создание, за внедрение и за передачу прав. За передачу прав, допустим, вы должны заплатить десять процентов от дохода работнику. А ежегодно вы должны выплачивать ему среднемесячный заработок за внедрение этого изобретения или технологического решения.

К сожалению, сотрудники такого вознаграждения не получают, а работодатели почему-то эту тему активно прячут. Это неправильно. Я думаю, что в ближайшие годы пройдет большой просто технологический бум в плане не только создания технологий, но еще и понимания авторов своих прав. И работодатели сделают все возможное для того, чтобы навести порядок в своих организациях с правообладателями.

[01:20:06]

Дело в том, что 512 постановление, оно регулирует, и оно говорит о размерах. Но при этом в этом же нормативном акте сказано, что размеры могут быть иными, если это установлено локальными нормативными актами организации. Поэтому в ваших организациях должны быть и положения о правовых взаимоотношениях с авторами. И вы можете установить свои размеры выплаты вознаграждения. Но это должно быть обязательно.

Вместе с развитием технологий, у нас возникает и хищение нашей интеллектуальной собственности посредством перевода сотрудников к конкурентам. Сотрудника можно забрать, можно забрать его знания. Но если вы превратили свою интеллектуальную собственность, оформили ее, то сделать это будет гораздо сложнее. Но ключевое здесь, – это цифровизация интеллектуальной собственности, когда вы приобретаете, переводите ее в цифру, даже в сумму, в стоимость. Вы сможете доказать в суде не только упущенную выгоду или некий убыток эфемерный. А вы сможете доказать стоимость актива, стоимость изобретения, стоимость патента. И таким образом вы сможете перевести в некую другую плоскость судебный спор о защите своих прав.

Кроме того, я  хотел бы обратить внимание на те выводы, которые сегодня дает государство в части Налогового кодекса по использованию объектов интеллектуальной собственности. Государство стимулирует бизнес. Пожалуйста, сегодня существует норма, когда вы инвестируете в НИОКР, если вы его оформляете, то проинвестировав 10 млн, вы уменьшаете налогооблагаемую базу на 15 млн рублей. То есть коэффициент полтора применяется. Но для этого нужно оформить свою разработку НИОКР.

Мы занимаемся тем, что, в первую очередь, даем полный перечень документов, необходимый, который компания может внедрить у себя и получить данную льготу. Мы даем полный перечень документов, связанный с оформлением взаимоотношений с авторами и наведения порядка в этой сфере. Третий блок связан с тем, что нужно разобраться с методологией бухгалтерского учета и налогового учета, чтобы не было налоговых рисков. То же самое мы разработали методичку, такая глобальная методичка, листов на 100, где расписывается полный порядок и все первичные документы для бухгалтера – учетная политика и так далее.

Поэтому, в первую очередь, интеллектуальная собственность помогает не только решить правовые вопросы, но еще и самое интересное, что она решает вопросы бизнес-успеха, потому что сегодня у многих компаний, особенно стартап-компаний, или компаний с IT-сферы, на активах ничего нет. Инжиниринговые компании не могут похвастаться своими активами. Но они глобальны.

Допустим, один наш клиент, уважаемая компания из Уфы, компания «Пилот», не смогла даже пройти тендер, независимо от того, что у нее есть изобретения. Решения, которые сегодня увеличивают добычу нефти за счет самоочистки насоса. Ультразвуком очищается нефтяной насос от отложения серы, парафина, солей. Насос не нужно доставать на поверхность и очищать. Он работает. «Роснефть» хочет купить это решение, прошла нормальная процедура тендера. Вы знаете что произошло? Компания с активами 14 000, ее просто вывели за тендер, сказали, что вы не сможете пройти тендер на 30 млн рублей с вашим балансом в 14 000.

Так вот, когда мы их изобретение поставили на баланс, оформили их реальную стоимость, рыночную, это составляет около 60 млн рублей, то компания смогла пройти и получить тендер на заказ и в последующем заключала договоры уже с «ЛУКОЙЛом» на 400 млн рублей. Сегодня уже это очень активно развивающая компания. Всего лишь за один год компания реально смогла и в основе лежала интеллектуальная собственность.

Таких примеров у нас множество. Просто из-за ограниченности времени я вынужден закончить, но если интересно, мы обязательно об этом говорим. Где говорим? Мы говорим на своих курсах по финансовой и патентной грамотности. На нашем сайте Институт финансового развития бизнеса есть информация о том, когда будут проходить семинары и какие темы. Поэтому приглашайте, обращайтесь к нам, будем с удовольствием с вами работать по этому вопросу.

Любовь Кирий: Ильдар, большое спасибо. Я хочу обратить внимание всех, но, к сожалению, за отсутствием времени не смогу быть более подробной. Тем не менее, большинство докладчиков, которые сегодня озвучили совершенно разные аспекты организации управления правами на РИД, и проблемы, с этим связанные, в итоге своих выступлений всегда обращали внимание, что нужны специалисты с очень высокими компетенциями. И нужны соответствующие образовательные программы. Есть образовательные программы у «Росатома», есть образовательные программы у других организаций. И, наверно, было бы несправедливо, если бы мы не обратили внимание аудитории на те образовательные программы, которые организует в настоящий момент Роспатент.

[01:25:00]

Вы знаете, что в системе Роспатента, как уже было озвучено, есть Академия интеллектуальной собственности. Но она готовит базовых специалистов. Проведя исследования уровня подготовки специалистов, мы поняли, что нужны специалисты-практики. И с декабря прошлого года Федеральный институт промышленной собственности, являющийся тоже организацией системы Роспатента, получил образовательную лицензию, и мы разработали ряд образовательных программ именно дополнительного образования.

Прежде всего, мы разработали модули для повышения квалификации патентных поверенных, который сводится к таким темам: анализ патентной, не патентной информации; оформление заявки на объекты интеллектуальной собственности; проверка объектов на патентную чистоту; распоряжение правами на результаты интеллектуальной деятельности; деятельность Палаты по патентным спорам. Это отдельные модули, которые можно пройти самостоятельно. А по совокупности этих модулей можно получить, при соответствующем писании итогового документа, диплом о профессиональной переподготовке.

Кроме всего прочего, мы понимаем, что Российская Федерация – страна большая, просторы необъятные, ЦПТИ тоже не может пока решить все проблемы, тем более что за Уралом их не так уж много. Поэтому мы основную свою деятельность по развитию образования будем ориентировать на образование с применением дистанционных технологий. Вначале мы будем ориентироваться на вебинары. Поэтому обращаю ваше внимание, чтобы вы следили за той информацией, которая размещена на сайте ФИПС а разделе «Образование». В дальнейшем это будут курсы с текстовым контентом, с видеоконтентом и с дополнительными презентациями. Также будут разработаны материалы проверочные, чтобы вы могли самостоятельно оценить уровень своей компетенции.

Проходить эти семинары можно так, как вам будет удобно. Но более подробную информацию, видимо, вы уже можете получить на нашем стенде. Наш стенд расположен в павильоне «Б», ближе к зоне «Техновью», поэтому приходите, обращайтесь, мы дадим более подробную информацию. Со всеми вопросами, которые возникли к докладчикам, вы тоже, видимо, сможете обсудить уже в кулуарах, поскольку время нашего семинара, к сожалению, истекло. Спасибо всем за внимание.

[01:27:56] [Конец записи]