ЭНЕРГЕТИЧЕСКАЯ И ПРОМЫШЛЕННАЯ ПОЛИТИКА: ОБЪЕДИНЯЯ УСИЛИЯ, РАЗВИВАЯ ТЕРРИТОРИИ

(00:00:00) (Начало записи)

Евгений Гашо: Глубокоуважаемые коллеги, друзья, соратники, дамы и господа, уважающие товарищи – сегодня мы вас называем товарищами! Меня зовут Евгений Гашо, я эксперт аналитического центра при Правительстве Российской Федерации. Совместно с министерством энергетики мы затеяли такой разговор о стыковке энергетической и промышленной политики, пригласили к этому разговору наших участников и, собственно, нас с вами всех.

Мы попробуем уложиться в полтора часа. Одиннадцать участников. Может быть, сейчас подойдут еще. Попробуем уложиться в 7-8 минут каждый. Может быть, потом у нас будут вопросы.

 

Николай Байтингер: Байтингер Николай, директор фирмы «Лайф Новосибирск», научно-производственное объединение.

 

Евгений Гашо: Спасибо.

 

Александр Трифонов: Трифонов Александр Георгиевич, заместитель генерального директора «Объединенного института энергетических ядерных исследований - Сосны» Национальной Академии наук Беларуси.

 

Евгений Гашо: Спасибо.

 

Геннадий Сарычев: Сарычев Геннадий Александрович, руководитель проекта по редким и редкоземельным элементам, «Наука и инновации», «Росатом».

 

Евгений Гашо: Спасибо.

 

Алексей Кулапин: Алексей Кулапин, Министерство энергетики Российской Федерации, директор департамента государственной энергетической политики.

 

Евгений Гашо: Спасибо.

 

Владимир Рисованный: Рисованный Владимир Дмитриевич. Я директор по научному развитию, научный руководитель физико-энергетического направления научного дивизиона госкорпорации «Росатом».

 

Евгений Гашо: Спасибо.

 

Александр Артемов: Артемов Александр, заместитель директора по продажам НПО «ЭЛСИБ» (Новосибирск).

 

Евгений Гашо: Спасибо.

 

Руслан Курбанмагомедов: Руслан Курбанмагомедов, начальник отдела стратегического планирования Уральского электромеханического завода.

 

Евгений Гашо: Спасибо.

 

Денис Кляповский: Кляповский Денис Васильевич, начальник отдела развития энергетического машиностроения и электротехнической кабельной промышленности Минпромторга России.

 

Евгений Гашо: Спасибо.

 

Игорь Ельцов: Доброе утро! Ельцов Игорь Николаевич            , доктор технических наук, профессор, директор Института нефтегазовой геологии и геофизики, Новосибирский Академгородок.

 

Евгений Гашо: Спасибо. У нас сегодня получается мощный крен атомщиков здесь, белорусский атомщик и три российских, поэтому, Александр Григорьевич, давайте атомщикам сразу дадим слово, чтобы вы задали направление. Владимир Дмитриевич, понятно, что «Росатом» - лидер, безусловно, и гигантский рывок последних лет. Все-таки ключевые приоритеты, которые сейчас существуют: что можно успеть сделать в малой энергетике? Как вы как лидер научного направления видите все это поступательное движение вперед?

 

Владимир Рисованный: Доброе утро, еще раз. Говоря об энергетической политике, естественно, мы должны учитывать те ресурсы, мировые ресурсы, ресурсы в стране, которыми мы сегодня располагаем. Посмотрите на первый слайд. Это мировое распределение энергетических ресурсов в процентах. Левый квадратик – здесь все, что касается лития, тория, урана-238 – это все ядерные технологии, которые на сегодня не освоены, но заключают в себе очень большой потенциал. Рядом колонка, где у нас сравнение угля, нефти, урана-235, на котором сегодня построена вся энергетика в мире. И мы видим, что это неограниченные ресурсы. Они будут неограниченными, если мы задействуем в нашем ядерном цикле и уран-238, и торий, и литий.

(00:05:25)

На следующем слайде немного более подробно показана относительная доля энергий, которая заключена в газе, нефти, угле, уране. И вот вы видите красный сегмент – это уран-38, который сегодня уже вовлекается в ядерный топливный цикл. Вы, наверное, слышали о замкнутом ядерном топливном цикле. Это фактически неограниченные наши возможности.

«Росатом» является мировым лидером в развитии ядерных реакторов именно с замкнутым ядерным циклом. И несмотря на все сложности, которые последние годы после Фукусимы произошли, мы очень с оптимизмом смотрим в будущее и видим, что альтернативы в мире не существует без развития атомной энергетики.

Несколько слов о конкурентоспособности современной энергетики. Это слайд экспертов не только российских. Здесь показана удельная дисконтированная себестоимость электричества за весь жизненный цикл. И мы видим, что атомная энергетика вполне конкурентоспособна и особенно те технологии, которые сегодня развивает «Росатом» - это ядерные реакторы нового поколения с замкнутым ядерным топливным циклом. Они у нас конкурентоспособны. Это новые реакторы четвертого поколения: и СВБР, и «Брест», свинец, свинец/висмут.

И несколько слов об атомных станциях малой мощности, которые представляют большой интерес для регионов. У нас есть достаточно большой опыт эксплуатации таких станций. В ближайшие год-два мы ожидаем ввод в эксплуатации первой плавучей атомной электростанции на основе установке КЛТ-40. Далее у нас целая программа ввода других ядерных установок.

Существует целая линейка ядерных реакторов малой мощности. Буквально вчера открылся «Технопром» в Москве, и там представлена широкая линейка этих реакторов: от нескольких мегаватт до 100 мегаватт – это я только некоторые привел – это и подземного, и подводного размещения, управляемые, которые можно на машинах перевозить и так далее. То есть в принципе, с технической точки зрения совершенно готов сегодня предложить рынку достаточно большой спектр этих реакторов.

И буквально несколько слов не только об атомной энергетике, которая связана с делением урана. Очень интересная тема, которая сегодня развивается во всем мире – это использование в качестве источников энергии не только ядерные реакторы, но и продукты этих ядерных реакторов – радиоизотопы. Сегодня в «Росатоме», да и всем мире, созданы большие направления по использованию этих радиоизотопов в источниках энергии. Что примечательно, что запасенная энергия, как это неудивительно, в этих радиоизотопах чрезвычайно большая. Вы можете посмотреть, запас энергии в этих радиоизотопах просто колоссальный. В качестве примера углерод-14, который является продуктом ядерных реакций. Период его полураспада – более 5000 лет. То есть для его получения требуется буквально несколько электрон-вольт, и он в течение более чем 10000 лет выдает электроны с энергией более 60000 электрон-вольт с очень большой активностью и на основе этого сегодня создаются различные источники питания прямого преобразования, двойного преобразования, термоэмиссионные и прочее источники. Это тот потенциал, который мы до конца еще не использовали, но он в ближайшие годы получит очень большое развитие.

(00:10:18)

Здесь вот эти направления по радиационным технологиям для энергетики. Конечно, это не атомные станции, здесь нет мегаватт, нет гигаватт, но десятки, сотни уже ватт – сегодня реально источники для бытовой техники, освещения помещений. И это автономные источники питания. Они могут быть очень интересны для регионов, особенно отдаленных.

И вот здесь несколько направлений, которые сегодня развиваются в «Росатоме». Буквально в ближайшие годы они получат очень большое развитие. Спасибо.

 

Евгений Гашо: Владимир Дмитриевич, спасибо большое за краткость. Не могу удержаться от вопроса. К Чукотке «Ломоносов» поплывет уже, наверное, через год, его сильно ждут. И низкий вам поклон за такую установку. Но все-таки киловаттного класса. Очень много поселочков, которым бы хотелось 5-8-15 киловатт, может быть, 20 киловатт, вот такие установки. Насколько вы были бы готовы начать их производство? Хотя бы полуэкспериментальное, чтобы Арктика получила такие установки?

 

Владимир Рисованный: Ну я вам рассказал, что линейка достаточно большая. У нас более двух десятков предложений, которые мы сегодня предлагаем, вот такие установки. Они в разной степени проработки. Есть уже прототипы, есть проектные работы. Все будет определяться двумя моментами, и какие сегодня сложности. Нормативная база у нас не очень, к сожалению. Требования, которые предъявляются к атомной энергетике независимо от мощности, будь там один гигаватт или даже 10 киловатт, требования нормативные по физической защите и удалению, единые, поэтому здесь вопрос не технологический, мы его не видим сегодня, а это вопрос больше политический. Но такие установки существуют. Очень надежные, подземные, подводные, термоэмиссионные очень интересные – разработка физико-энергетического института и производственного объединения «Луч». То есть максимально «Росатом» к этому готов.

 

Евгений Гашо: Спасибо. Упомянули политический момент, и я бы хотел попросить Алексея Ивановича коснуться вопроса энергетической стратегии, которая разработана и все ждет своего утверждения. Участие разных источников, баланс территорий, топлив и энергетических возможностей.

 

Алексей Кулапин: Спасибо большое за то, что пригласили, за то, что предоставили возможность выступить. Спасибо организаторам. Прежде чем переходить к рассказу об энергетической стратегии, хотел бы обратить внимание на название нашего сегодняшнего круглого стола «Энергетическая и промышленная политика: объединяя усилия, развивая территории». Очень многогранная, многопластовая тема. С одной стороны, энергетическая полтика и промышленная политика – это вещи, которые неразрывно связаны между собой. Энергетика является тоже частью промышленности, с одной стороны. С другой стороны предприятия энергетики являются в какой-то степени якорными заказчиками для предприятий промышленного комплекса. А то, что касается развития территорий, энергетики здесь, с одной стороны, реализуют те или иные крупные проекты, в том числе и совместно с «Росатомом» проект по плавучей атомной станции. Это дает новые импульсы развитию территорий, когда реализуются такого рода проекта. С другой стороны, развивая энергетическую инфраструктуру, мы обеспечиваем платформу для реализации проектов в других сферах, других отраслях промышленности.

(00:14:45)

Если же говорить о проекте энергетической стратегии Российской Федерации и ее территориальном разрезе, то здесь хотелось бы сказать следующее. В соответствии с поручением президента Российской Федерации в течение 2014-2016 годов Минэнерго совместно с консорциумом исполнителей, в состав которого входил и Институт энергетических исследований Академии наук, и энергетический центр при Правительстве Российской Федерации, был разработан проект энергостратегии с пролонгацией периода ее действия до 2035 года. Прошло достаточно большое количество экспертных и общественных обсуждений. В декабре основные положения энергостратегии были доложены Председателю Правительства Российской Федерации. И сейчас мы ожидаем ее скорейшего утверждения.

Если говорить об основных положениях этого документа, хотелось бы сказать следующее, что учитывая текущие мировые тренды, уже сегодня формирующие основу для энергетики будущего,  долгосрочной целью России в соответствии с проектом энергетической стратегии является не только удержание лидерских позиций на мировых энергетических рынках, обеспечение внутренней энергобезопасности и потребности рынка в тех же энергетических ресурсах, но и развитие собственных компетенций для выхода и обеспечения конкурентоспособности российского топливно-энергетического комплекса на новых высокотехнологичных рынках. Это основная цель энергетической стратегии. Я позволил себе ее процитировать. Как мне кажется, в контексте тематики нашего сегодняшнего круглого стола эта тема звучит особенно актуально.

Один из основных трендов, одно из основных положений энергостратегии – это реализация потенциала энергоресурсосбережения, которым обладает наша страна. Не секрет, многие знают об этом и говорят об этом, что энергоэффективность – это еще один источник энергии, еще один источник топлива. Согласно проекту энергостратегии к 2035 году энергоемкость ВВП должна быть снижена, по сути, в 1,5 раза, а электроемкость в 1,4 раза по сравнению с 2015 годом, то есть при почти двойном росте ВВП, который мы закладываем в проект энергостратегии потребление первичной энергии увеличится менее чем на 20%, а спрос электроэнергии всего на треть. Вся вот эта разница должна быть покрыта за счет реализации мероприятий по энергосбережению и повышению энергетической эффективности.

Важным следствием реализации такой политики станет существенное сдерживание роста эмиссии парниковых газов и сокращение вредных выбросов энергетического комплекса в окружающую среду, что особенно актуально в связи с парижским климатическим соглашением, которое было подписано в 2016 году, и сейчас со стороны Российской Федерации прорабатывается вопрос по его ратификации.

Эти факты выдвигают новые требования к энергетике и к промышленности: создание экологически чистых, низкоуглеродных, ресурсосберегающих технологий производства, транспортировки, хранения и использования энергетических ресурсов. При этом хотелось бы обратить внимание на термин «хранение энергетических ресурсов» - это одно из приоритетных инновационных направлений развития энергетики, которое в перспективе развития технологий, способных накапливать энергию, в первую очередь, электрическую энергию, приведет к достаточно серьезным изменениям в облике всей энергосистемы нашей страны. Для того чтобы обеспечить достижение этой цели, предусматриваются различные методы стимулирования, такие как переход на принцип наилучших доступных технологий, реализация инновационного потенциала областей топливно-энергетического комплекса и реализация новых инновационных технологий, реализации дорожных карт национальной технологической инициативы и, кроме того, реализация мероприятий по импортозамещению.

Если говорить о территориальном аспекте энергетической стратегии Российской Федерации, то здесь важным стимулом для дальнейшего развития энергетики и промышленности является решение стратегических общегосударственных задач, рациональное размещение производственных сил и надежное обеспечение национальной энергетической безопасности.

На сегодняшний день у нас региональная энергетическая ситуация характеризуется достаточно существенным дисбалансом. С одной стороны, происходит все большая концентрация экономического роста и энергопотребления в центральных районах европейской части нашей страны, доля которых на сегодняшний день превысила 70% валового внутреннего продукта и 60% потребления энергии в стране. С другой стороны, центр добычи и производства энергетических ресурсов все больше и больше смещается в северные и восточные районы. Их доля в общем объеме добычи и производства уже приближается к 80%. Таким образом, мы сталкиваемся с ситуацией, когда у нас несколько тысяч километров между основными центрами производства и центрами потребления.

(00:20:00)

Если говорить, возвращаясь к вопросу об энергоэффективности, о стратегической роли энергосбережения, повышения энергетической эффективности, то проект энергостратегии предусматривает как раз стимулирования создания энергоемких производств в непосредственной близости от центров производства энергоресурсов, что позволит, как минимум, замедлить рост объемов транспортировки топлива, энергоресурсов из азиатской в европейскую часть страны, что, собственно, является одним из стратегических способов повышения энергетической эффективности.

С точки зрения региональных аспектов, регионального развития, приоритетным для нас является обеспечение энергетической безопасности Крымского федерального округа и Калининградской области, развитие энергетической инфраструктуры, обеспечивающей опережающее социально-экономическое развитие Дальневосточного федерального округа, Северокавказского федерального округа и, безусловно, освоение Арктики. Для этого проект энергетической стратегии предусматривает целый комплекс мер, которые направлены на развитие энергетической инфраструктуры, переход от отраслевых электроэнергетических проектов к программам комплексного развития территорий на основе реализации конкурентоспособности территориальных энергопромышленных кластеров.

Если позволите, буквально тезисно основные крупные проекты, которые уже на сегодняшний день реализуются. С точки зрения развития Дальневосточного федерального округа реализуется Восточная газовая программа, включающая в себя строительства газопровода «Силы Сибири» и расширение пропускной способности нефтепровода Восточная Сибирь – Тихий океан. Строятся новые мощности по производству сжиженного природного газа, наращивается портовая инфраструктура и инфраструктура для возможности экспорта электроэнергии.

Говоря о производстве СПГ, я хотел бы несколько подробнее на этом остановиться и обратить внимание на следующий факт.            Зачастую Россию упрекают в том, что мы являемся экспортером сырья, экспортером, по сути, первичных энергетических ресурсов. Хотел бы подискутировать на эту тему и сказать следующее, что как раз на сегодняшний день, к примеру, половина дизельного топлива, которое вырабатывается на наших нефтеперерабатывающих заводах – я позволю себе все-таки считать дизельное топливо и, в принципе, нефтепродукты продукцией высокого передела, а не просто сырьем, которое мы поставляем на экспорт, – направляется на экспорт. Если говорить о бензинах, это чуть меньше 15% тоже поставляется на экспорт. Если говорить о развитии заводов по производству СПГ, то сжиженный природный газ – тоже, по сути, экспортный продукт с высокой добавленной стоимостью. Это то, что касается этой части.

То, что касается развития инфраструктурных проектов в других приоритетных регионов – безусловно, для нас одним из таких регионов является Крым. И здесь важнейшим событием, которое случилось в 2015-2016 году у нас стала интеграция энергосистемы Крыма в единую энергосистему России. На сегодняшний день на полуостров обеспечен мощный приток энергии, до 800 мегаватт, что позволяет развивать инфраструктуру нового региона Российской Федерации.

Развивается энергетическая инфраструктура в Северокавказском федеральном округе. В Чеченской Республике запланировано строительство Грозненской ТЭС. Общая мощность новой электростанции должна составить 360 мегаватт.

Несколько слов про Арктику. Я уже упомянул строительство завода по производству «Ямал СПГ». В этом году будет запущена первая очередь. Это уникальный технический проект, как с точки зрения самого завода (в перспективе планируется, что мощность вырастет до 16,5 миллионов тонн сжиженного природного газа), так и с точки зрения транспортировки. Для того чтобы транспортировать продукцию этого завода, был специально спроектирован и построен новый класс судов-газовозов с определенном классом ледовой стойкости, то есть это суда, которые могут пробивать лед толщиной до двух метров. И в этом году, по-моему, уже в конце марта этот газовоз «Кристоф де Маржери» приходил на завод и швартовался. Пока это был такой тестовый.

(00:24:51)

Не буду много говорить об уникальном проекте по строительству плавучей атомной электростанции, которая предназначена для стабильного энергообеспечения Чаун-Билибинского энергоузла и должна совместить выбывающие мощности Чаунской ТЭЦ и Билибинской АЭС. Это действительно уникальный в мировом масштабе проект. И мы надеемся, что в 2019 году мы будем наблюдать торжественный пуск этого объекта.

Наверное, позволю на этом закончить. Если будут какие-то вопросы, потом можете их задать. Спасибо.

 

Евгений Гашо: Спасибо, Алексей Иванович, вам за продуманный стратегический посыл. Не могу удержаться от вопроса. Эта сбалансированность источников и сбалансированность политики, о которых вы уже упоминали, это один из инструментов – это энергоемкие производства УКВ ГЭС. Сейчас мы имеем 30 ГЭС и АЭС, примерно 1,5% (…) и топливо. Вот вы как штаб отрасли полагали бы, что нужно все-таки какую-то планочку подвигать: атомщикам дать большую часть рынка или все-таки ГЭС, или ВИЭ отвязать полностью, чтобы они рванули вперед. Прежде чем профессор Ельцов будет говорить о традиционных источниках, как вы видите себе посыл на будущее.

 

Алексей Кулапин: С точки зрения структуры генерирующих объектов, наиболее динамично развивающимся направлением на период до 2035 года у нас будет являться, как это ни парадоксально, возобновляемая энергетика. Она будет демонстрировать самые большие темпы роста. То есть к 2035 объем выработки на объектах возобновляемой энергетики вырастет в 20 раз. Понятно, что здесь имеет место эффект низкой базы, но, тем не менее, эта отрасль будет развиваться у нас наиболее динамично и к 2035 году мы прогнозируем от 8 до 11 гигаватт генерации на возобновляемых источниках.

Следующий источник генерации, который будет демонстрировать опережающий рост, и об этом коллеги из «Росатома» говорили, это развитие атомной генерации. Безусловно, мы видим и понимаем, что несмотря на высокие капиксы при строительстве атомных станций, с точки зрения опиксов станции, это, наверное, наиболее перспективные. Атомные станции имеют перспективный вид генерации – это раз. Во-вторых, все-таки надо понимать, что атомные станции в контексте Парижского соглашения, в контексте борьбы с изменением климата это все-таки безуглеродный источник энергии. Но при этом проект энергетической стратегии предусматривает, что наши атомщики будут решать одну важную задачу – это участие в регулировании. На сегодняшний день все атомные станции у нас работают в базе. Регулирование пиковых и полупиковых часов потребления осуществляется за счет, в первую очередь, тепловых станций, то согласно проекту энергостратегии, и эта позиция у нас согласована с «Росатомом», к 2030 году атомные станции будут принимать участие в регулировании. То есть это еще одно технологическое направление для госкорпорации «Росатом».

Остальные источники генерации будут развиваться достаточно равномерно и демонстрировать устойчивость.

 

Евгений Гашо: Спасибо. Я обращаюсь к директору Института нефтегазовой геологии и геофизики Сибирской академии наук, профессору Ельцову. Игорь Николаевич, скажите, пожалуйста. Каждая новая нефть тяжелее и тяжелее. Энергоемкость добычи и процедуры доставки. Какие вы видите здесь ключевые проблемы, которые наука готова решить и решает для того, чтобы ее доля в балансе не уменьшалась? Или, может быть, наоборот, вам видятся какие-то другие механизмы?

 

Игорь Ельцов: Действительно, 80% валютных поступлений страны – это углеводородные наши ресурсы. И действительно, XXI век будет веком углеводородным. Для того чтобы сохранить темпы добычи нефти и газа, конечно, необходимо вести масштабные мероприятия по геологоразведке, что в нашей стране делается сейчас недостаточно. С другой стороны, каменный век кончился не потому, что кончились камни. Так же и углеводородная эра в энергетике, наверное, будет меняться. Но наша ближайшая перспектива – это все равно углеводороды. И здесь я бы хотел сказать о том, что живем мы в мире метана. И если традиционные ресурсы метана, самого экологически чистого газа, оцениваются примерно в 200 триллионов тонн, то метан, захороненный на дне океанов, в толщах вечной мерзлоты составляет примерно в миллион раз больше.

(00:30:22)

Но еще в миллион раз больше газа, горючего газа, растворенного в пластовых водах. И если говорить о том, что должна делать наука помимо разведки традиционных месторождений, конечно, она должна подступаться к разведке, добыче и разработке газогидратных и растворенных газов в водных пластах. Их ресурсы действительно колоссальны. И вот в этом смысле, конечно, это уже, наверное, XXII век, но коль скоро мы говорим о развитии, о перспективах, то есть наука сейчас достаточно много внимания уделяет изучению гидрата метана.

Но когда мы говорим о ресурсах ядерных и принимаем во внимание колоссальную накопленную энергию, я хочу сказать, что Земля – это тоже ядерный реактор и это поистине возобновляемый источник энергии. И в новосибирском Академгородке достаточно активно начали заниматься тем, что называется геотермальной, или петротермальной, энергетикой. В отличие от гидротермальной, которая худо-бедно развита на наших восточных окраинах, на Камчатке, на Курильских островах, вот петротермальная энергетика в России практически не применяется и. может быть, в Россия она должна очень неравномерно, в зависимости от геологических условий, быть распределена на нашей территории. Горячий байкальский рифт, наши горячие восточные окраины, Курилы, Камчатка – это территория, где петротермальная энергетика, в силу того что горячие пласты расположены на очень небольшой глубине, наверное, должна взять на себя основную часть по обеспечению энергетикой каких-то производств, малых производств. И здесь я бы хотел затронуть следующую тему.

От гигантских, крупных проектов сегодня мы вынужденно должны отступать в сторону мелких и очень мелких. Так же, как трудно рассчитывать на открытие каких-то гигантских месторождений нефти и газа. Но при развитой инфраструктуре вдоль трубопроводов мы можем открывать мелкие и мельчайшие месторождения. Наверное, туда должен пойти малый бизнес, и тогда эти месторождения станут рентабельными. Но также альтернативные энергетические проекты тоже могут быть мелкими, с привлечением той части инновационной экономики, основанной на стартапах. В этом направлении, я думаю, будет идти развитие той энергетики, которую мы называем петротермальной и традиционной. Спасибо.

 

Евгений Гашо: Спасибо большое. Наш факультет в Московском энергетическом институте увлекся петротермальной энергетике. Дипломники, аспирант. Я немножко скептик, потому что труба – 6-7 километров, тащить оттуда пар все-таки, наверное, пока дороговато. Вы сказали, в Байкале лежит неглубоко, но неглубоко – это сколько?

 

Игорь Ельцов: Это полтора километра. Красное море – это тоже рифт. Вполне энергетически эффективными становятся скважины глубиной 700-800 метров. И сейчас университет KAUST в Саудовской Аравии очень активно ведет проекты петротермальной энергетики, и мы делаем совместный проект, поскольку малоглубинные геофизические методы очень эффективны, когда мы говорим о поиске структур высокоминерализованных растворов. И таким образом, в таких зонах активных рифтов можно очень хорошо оценить ресурсы петротермальной энергии. Это действительно небольшие глубины.

И вы правы, если говорить о Сибири, это 4-5 километров, это Западная Сибирь. Наверное, она еще далека от петротермальной энергетики.

(00:34:53)

Евгений Гашо: Давайте попробуем вместе о программе «Великое озеро великой страны», там ведь в центральной экологической зоне жечь ничего не велено, давайте подумаем, может быть, там предложить несколько проектов в этой связи, потому что это было бы принципиально важно, именно возобновляемые источники такого класса.

 

Игорь Ельцов: Отличная идея.

 

Евгений Гашо: Спасибо большое. Я хотел бы попросить Дениса Васильевича Кляповского, начальника отдела Министерства промышленности и торговли Российской Федерации, со стороны министерства, которое совершило в последнее время действительно мощный рывок в области стимулирования совершенно различных направлений промышленной политики. Низкий поклон за вашу работу. А вот еще больше что нужно сделать?

 

Денис Кляповский: Я хотел бы немножко рассказать, что мы все-таки сделали. Может быть, кто-то не в курсе. Рассказать про наши меры и ближайшие планы.

Немного цифр. За 2016 год объем рынка составил 587 миллиардов рублей, что на 6,3% выше, чем в 2015 году. Внутреннее производство тоже выросло в области энергетического машиностроения составило 13,8%, электротехнической промышленности – 25%, кабельное – 14%.

В 2016 году Минпромторгом были поддержаны предприятия с помощью следующих мер поддержки: займы Фонда развития промышленности – семь предприятий на сумму два миллиарда рублей, субсидии на НИОКР – 1 миллиард 650 миллионов (пять предприятий), субсидии на реализацию пилотных партий – здесь сумма скромнее, всего два предприятия на сумму 22 миллиона, но это новый механизм, я чуть подробнее остановлюсь.

Хочу отметить, что на сегодняшний день Минпромторгом оказывается поддержка на всех этапах разработки серийной промышленной продукции, то есть это разработка, организация производства, освоение, спрос. На этапе разработки у нас есть одно свое постановление – это постановление 1312 «Субсидирование затрат на НИОКР», а также с Минобрнауки постановление 218 на субсидии для проектов с участием вузов и научных учреждений. На этапе производства это предоставление льготных займов под 5% годовых в фонде развития промышленности. Постановление №3 – это субсидирование затрат на реализацию комплексных проектов. И постановление 41 – субсидирование затрат на реализацию проектов в рамках промышленных кластеров. На этапе освоения продукции, мы запустили этот новый механизм в 2016 году, в действующей редакции это постановление 634, в прошлом году это было 1143.

Буквально на днях мы запустим отбор среди организаций. Сейчас выделен один миллиард рублей и планируется еще три миллиарда рублей пустить на этот механизм. Он новый. Мы базировались на принципах содействия заключения контрактов на новые виды продукции с отраслью, когда мы обсуждали, что нет механизмов, которые позволяют именно запускать пилотные партии, что предприятии разрабатывают новые виды продукции, но заказчик боится покупать такую продукцию в связи с рисками эксплуатации. Поэтому мы запустили такой механизм, который позволяет субсидировать до 50% затрат на организацию этой промышленной партии. А производитель предоставляет соответствующую скидку, которая будет интересна потребителю. Там есть ряд ограничений, что это должно быть оборудование стоимостью не менее одного миллиона, не более десяти штук. В постановлении все эти моменты отражены.

На этапе сбыта продукции у нас на сегодняшний день действует только в рамках условия поставок на экспорт. Оператором данной меры определен Российский экспортный центр. И сейчас действуют также три постановления – это постановления 2016 года 1388 и 1368 о субсидировании затрат на сертификацию и интеллектуальную собственность за рубежом, а также новое постановление 496 на компенсацию затрат на транспортировку.

(00:40:13)

Это были как раз финансовые меры поддержки. Хотел бы обратить внимание участников, если министерство промышленности и торговли предоставляет субсидии, то ключевым показателем является выпуск промышленной продукции. У нас были раньше меры поддержки, где субсидировались затраты на НИОКР, где результатом были так называемые риды. Сейчас такая финансовая поддержка не действует.

Что касается регуляторных мер поддержки, здесь мы за базу берем постановление №719, определяющее, что такое российская продукция. Данным постановлением предусматривается определение основных критериев наличия прав на конструкторскую техническую документацию, соблюдение определенной процентной доли использования иностранных комплектующих и осуществление, на наш взгляд, ключевых технологических операций, которые необходимы для реализации промышленной политики. При получении такого заключения предприятие получает возможность использовать свое оборудование для нужд оборонной промышленности. В настоящее время действует постановление №9, ограничивающее запрет на закупку иностранного оборудования, а также это заключение позволяет использовать данное оборудование для крупных инвестиционных проектов, осуществляемых для реализации при поддержке государства.

Также Правительством Российской Федерации 6 февраля 2017 года были выпущены директивы для компаний с государственным участием – это такие компании, как «Газпром», «Россети», ФСК. В этих директивах предусматривается использование акционерными обществами при формировании закупочной документации также норм постановления №791 и позволяет давать преференции отечественным производителям.

Сейчас у нас запущены в работу два стратегических документа: это стратегия энергетического машиностроения, которую мы разработали в 2016 году, но мы сейчас ждем также утверждения энергетической стратегии, потому что нам не позволяют утвердить ее раньше. Но я думаю, что до конца года энергетическая стратегия будет утверждена. И до середины 2018-го мы свою по (…) тоже должны утвердить.

Кроме этого, мы сейчас пытаемся в рамках проектного управления запустить проект экспортной стратегии аналитического машиностроения. Сейчас на уровне правительства реализуются четыре экспортных проекта в области автомобилей, и мы хотим в области энергетического машиностроения доказать, что такой проект тоже будет актуален и выбить на него соответствующие меры поддержки и определить участников и заинтересованные организации. В рамках этих документах есть, как актуализация действующих постановлений, так и новые меры поддержки. Мы сейчас это активно будем обсуждать в рамках межведомственного координационного совета, организованного между Минпромторгом и Минэнерго. Сейчас там уже сформированы направления, среди которых уже выделяются интересные проекты в области наилучших доступных технологий, потому что при обсуждении справочников наилучших доступных технологий генерирующие компании уже выразили опасения, что наша промышленность не сможет обеспечить выпуск, в том числе, электрофильтров. Ну такие большие вопросы, и ряд других.

(00:45:04)

Кроме этого, у нас уже реализуется программа по газотурбинным технологиям. Она идет сложно, проблематично, но мы все равно ее будем реализовывать с помощью Минподдержки. Возобновляемые источники – тоже актуальная тема. Мы определяем локализацию так называемых объектов ВИЭ. По солнцу мы видим, что сейчас уже сложилась конкурентоспособная среда, видим, как упали в отборе 2017 года капзатраты на 2021-2022 годы. Сейчас по ветру тоже есть два участника. Возможно, мы поддержим их в рамках механизма специнвестконтракта для запуска ключевых направлений – это лопасти, башни и инвекторы.

Отдельное направление будет также по электротехнике, то есть ключевым здесь будут являться сети, которые должны подтвердить актуальность данных направлений. И мы будем подстраивать свои соответствующие меры. Спасибо.

 

Евгений Гашо: Спасибо большое. Даже не знаю что сказать. Столько предприятий ждет этого. Денис Васильевич, давайте мы с вами возьмем друг с друга слово, что попробуем сделать некий дайджест того, что вы перечислили, и уже к Инопрому, к Екатеринбургу мы бы предприятиям предложили набор мер поддержки, потому что все, что предприятия знают – это 600-е постановление и, собственно, все. А тут такая гигантская линейка.

 

Не опознано: В ГИС промышленности нет по этому поводу информации? По-моему, уже все есть.

 

Денис Кляповский: Конечно, эта информация есть.

 

Евгений Гашо: Ну, в ГИС промышленность это же надо залезть, там получить пароль.

 

Денис Кляповский: Мы можем дать. У нас есть презентационные материалы. Организаторы распространят. Там буквально на одном-двух слайдах расписаны все меры показательно, какое постановление, в рамках каких действуем.

 

Евгений Гашо: Вы сказали сейчас ключевую вещь. Предприятия не всегда верят тому, что делает какое-то оборудование. Мы делали какой-то опрос в рамках работы для вас три года назад. И ключевым барьером на пути к сближению было неверие в действующие показатели существующего оборота. То есть и так же здесь: механизмы есть, но важно, чтобы их кто-то пощупал, и получилась какая-то обратная связь. Поэтому за презентацию спасибо раз, ГИС посмотрим – два, но мы видим своей миссией и задачей нести все это дело по регионам, поэтому…

 

Денис Кляповский: Надеюсь, коллега, который сидит справа, расскажет, как регионы смогут получить…

 

Евгений Гашо: Да, два паса им дали. Большое вам спасибо. Но я бы хотел сейчас все-таки предоставить слово профессору Трифонову с точки зрения корреспондирования политики России и политики Беларуси. И видение своих приоритетов в этом направлении. Спасибо еще раз, Денис Васильевич.

 

Александр Трифонов: Мой доклад – это «Основные направления научно-технической деятельности, перспективы сотрудничества». Так как мы находимся практически в центре Европы, я буду больше говорить об экологических стратегиях.

 

Евгений Гашо: Вы не поверите, даже в центре Евразии.

 

Александр Трифонов: Кратенько об этапах в развитии, основные направления научно-технической деятельности. И мы обращаем большое внимание на безопасность.

(00:49:37)

Наш институт организовался в 1965 году. Был ряд реорганизации. В основном, он обеспечивает развитие ядерных технологий у нас в республике. Основное, что было сделано – это передвижная атомная станция. Хотя она была сделана где-то в 1970-х годах, но я бы сказал, что ее уникальность все еще не перекрыта. Если сейчас говорили о передвижных атомных станциях, у всех у них один недостаток: нужна вода. В Астане показывали передвижной блок атомной станции. Он плавает или по морю, или по реке. А вот здесь воздушное охлаждение. Есть у него 600 ватт электрических – это где-то три мегаватта он выбрасывает.            То есть умеет снимать воздух. В этом уникальность. И он достаточно мобильный, можно перевести на обычных тележках. Но это уже история.

Сейчас про наше развитие. Наш институт назначен организацией, которая проводит научное сопровождение развития атомной энергетики у нас в Республике Беларусь.

Про экологию надо сразу сказать, что абсолютно безопасной энергетики не бывает. Я нашел такой слайд. На каждые 10 мегаватт энергии количество потерь – человеко-жизнь. Но самое сложное – это уголь, бурый уголь. Тут неожиданно солнечная энергия. Но ясно, что производство солнечной энергии, солнечные батареи связаны с большими экологическими проблемами. И как ни странно, самой экологичной получается ветряная энергетика и ядерная энергетика. Но это не мой слайд, он представлен немецким обществом.

Где мы будем строить атомную станцию? Ясно, что далеко от возможных сейсмических катаклизмов. Это карта мировых экологических, сейсмических проблем. В Европе основные экологические проблемы на юге. Беларусь находится в центре, здесь сейсмических проблем практически нет. Основная наша проблема – это то, что мы находимся от границы Евросоюза. Станция сейчас строится в 134 километрах от Минска и в 50 километрах от Вильнюса. Это вот наша проблема. Мы находимся под жестким прессингом Евросоюза. Это вот настоящее строительство – мы вышли на высоту где-то 160 метров.

Мы вступили в конвенцию Эспо. Это конвенция об оценке окружающей среды в трансграничном контексте. Это несколько стран, которые в 1991 году в городе Эспо (Финляндия) объединились. Оно вступило в силу в 1997 и включает 41 страну. Это означает, что практически все крупное энергетическое производство будет строиться только тогда, когда есть соглашение с соседними странами. Что нужно, чтобы получить это соглашение? Нужно выпустить обязательный буклет. Мы выпустили буклет по нашей белорусской атомной станции, представили в эту Эспо, получили какие-то комментарии. Буквально на прошлой неделе была конвенция Эспо, но соглашение с Литвой не было достигнуто. Разговоры идут жесткие. Например, в правительстве Литвы образовался специальный департамент, который так и называется – департамент по закрытию белорусской атомной станции.

(00:54:48)

Здесь отмечены те страны, которые  подписали эту конвенцию. Россия подписала, не ратифицировала. Это, может, для нее и хорошо, не надо отвечать на лишние претензии. Беларусь ратифицировала и сейчас имеет очень большие проблемы с Евросоюзом. В Евросоюзе есть две стороны – это МАГАТЭ, который поддерживает развитие атомной энергетики, и Литва, которая резко против.

Стратегические исследования, которые проводятся в институте, в основном, связаны с обеспечением безопасности, с исследованиями и разработками в области ядерных радиационных технологий, с обращением с радиоактивными отходами, ну и остальные фундаментальные исследования, которые связаны с физикой элементарных частиц, физикой высоких энергий.

Мы финансирование ведем в рамках государственной программы «Научное сопровождение и развитие ядерной и атомной энергетики». Эта ромашка фактически подтверждает все области, которые связаны с развитием: это нормативная база, моделирование. Наш регулятор сказал, что все, что должно на атомной станции работать, все должно быть смоделировано и отлажено, проверено. Мы готовим карты, экспертизу. Мы еще занимаемся информационной деятельностью и отмечаем экологические проблемы. Сейчас мы проводим экспертизу атомной станции, экспертизу безопасности перед… Уже скоро будет этап физического пуска. У нас создан экспертный совет – 50 сотрудников, которые проводят экспертизу документов, обеспечивающих безопасности развития атомной энергетики. Проблема с безопасностью состоит в том, что нужно провести вероятностный анализ, термогидравлический анализ, нейтронно-физический, механический анализ. Анализ определит вероятность возможных типов аварий. Мы выпустили нормативные документы, которые подтверждают, что суммарно вероятность большой аварии – это 10-7. 10-7 означает где-то одна тяжелая авария типа Чернобыля раз в 107 лет. Это практически ноль. Тяжелая авария - 10-5. Как это дело проверить? Мы составили некий список отклонений от нормальной эксплуатации, от нормального режима, который мы контролируем, проектные аварии, вероятность тяжелой – это список, который, чем лучше модель, тем лучше можем контролировать обеспечение безопасности. Мы определяем это воздействие на окружающую среду, у нас разработано очень много программ по оценке воздействия. Это воздушный и водный перенос, оценка дозовых нагрузок на ближайшее население.

Ядерно-физический экспериментальный стенд – это долгий разговор. Это я могу рассказать тому, кто подойдет на выставку. Спасибо.

 

Евгений Гашо: Спасибо большое. Куча вопросов, но времени уже нет. Ну Литва Игналину закрыла. Игналинская АЭС работает? Не работает.

 

Александр Трифонов: Игналина не работает. Это называется страновой эгоизм. Если у нас 50 километров до границы, до Вильнюса, то Игналина стояла вообще в двух километрах от границы. А если озеро, куда сбрасывали тепло, две трети его фактически находились в Беларуси. Но это в расчет не берется. И сейчас они еще строят хранилище для отработанного ядерного топлива буквально на границе.

 

Евгений Гашо: Спасибо. Ну там такая ситуация, там же все в одном кольце запутано. Там будет пущена Ленинградская АЭС-2, все дефицит, ТЭЦ санкт-петербургский закрывается. И там расход топлива. Ваша станция меняет картину тоже очень сильно во всем узле. Посмотрим, поживем – увидим. Спасибо большое.

Я хотел бы попросить теперь передать слово производителям и нашим хозяевам – компании «СИБЭКО», производителю оборудования. Вместо одного спикера я попросил Бориса Владимировича Артемова сказать несколько слов.

(01:00:00)

Александр Артемов: Добрый день. Я представлю НПО «Элсиб», мы завод-производитель электрических машин, я доложу об итогах работ по импортозамещению, которые проводились последние годы на нашем предприятии, и некие предложения, как дальше стимулировать механизмы поддержки российских производителей в этом ключе.

Наш завод существует уже 64 года, занимается проектированием и производством электрических машин, генераторы – основной вид нашей деятельности, производство турбо-, гидро- генераторов для электростанций, высоковольтные синхронные двигатели, системы возбуждения, отдельное направление – оказываем сервис по капитальному ремонту, ремонтируем любые электрические машины. Наши потребители – теплоэнергетика, атомные станции, гидроэнергетика, нефтегазовый комплекс и крупные промышленные потребители.

В части импортозамещения этой темой мы занимаемся постоянно, практически все эти годы. На этом слайде приведены два примера импортозамещения – поставки двигателей нашего производства взрывозащищенного исполнения, слева фотография – Юго-Западная ТЭЦ Санкт-Петербурга, генерирующая компания в рамках импортозамещения поставила задачу перед российскими компаниями выпустить компрессорную установку российского производства. Первая очередь ПГУ 300 в Санкт-Петербурге комплектовалась американской фирмой компрессорной установкой, но, тем не менее, «НИИтурбокомпрессор» совместно с «Казанькопрессормаш» выпустил современную мультипликаторную компрессорную установку, которая по параметрам совершенно не хуже американской, и мы поставили свой асинхронный взрывозащищенный двигатель. Два комплекта оборудования работают, в октябре 2016 года ПГУ 300 вошла в промышленную эксплуатацию. Справа фотография это нефтеперекачивающая станция, это «Транснефть», тоже по заданию «Транснефти» взамен импортных аналогов ФГУП «Турбонасос» Воронеж, производитель насосов, разработал новые магистральные нефтяные насосы, с параметрами, которые даже выше импортных аналогов, и мы закомплектовали этот насос нашим синхронным двигателем мощностью 6300 кВт, который тоже по энергетическим параметрам превосходит существующие аналоги. В декабре 2012 года восемь нефтеперекачивающих станций транспортной системы «Восточная Сибирь – Тихий океан» были введены в эксплуатацию с этими насосами и нашими двигателями. В части энергоэффективности на примере синхронных двигателей хотелось бы сделать акцент, что в период с 2014 по 2016 год мы выпустили порядка 26 таких крупных двигателей 6300 и 8000 кВт, и тут в таблице дано сравнение по основным параметрам нашего двигателя и двигателя, который раньше комплектовался импортным Siemens. Если посмотреть по КПД, параметры нашего двигателя выше на 1%, вес нашего двигателя легче на 25%, качество у нас на уровне мировых аналогов, «Транснефть» не жалуется, ну и стоимость нашей машины в полтора раза дешевле, чем у Siemens. Техника достаточно достойная.

На этом слайде в части развития этой темы по «Транснефти». В январе 2017 года Президентом Российской Федерации были запущены в эксплуатацию два магистральных нефтепровода, «Заполярье – Пурпе» и «Куюмба – Тайшет», это две новые нитки, которые тянутся на новые месторождения, и именно нефтепровод «Заполярье – Пурпе» закомплектован насосами и двигателями только российского производства. Мы поставили десять двигателей, которые успешно работают, и это направление в рамках компании «Транснефти» мы постоянно поддерживаем в части замещения импортного оборудования.

В части работы с РЖД. Для нужд РЖД мы сейчас занимаемся активно капитальным ремонтом двигателей фирмы Siemens, это синхронный тяговый привод, который установлен на новых современных локомотивах типа «Гранит», выпускает «Уральские локомотивы» завод на Урале. И сейчас у нас в ремонте два таких двигателя Siemens. После освоения этого проекта предполагается разместить большой пакет заказов на эти машины. Также мы прорабатывали вопрос вместе с «Синара-Транспортные машины» возможность освоения тягового привода мощностью 800-400 кВт, тоже для более мелких локомотивов российского производства с целью замещения импортной техники, которой на рынке просто нет. Но проект временно заморожен, потому что закупки в РЖД сейчас новых российских локомотивов не ведутся, мы надеемся, что этот проект оживет, и мы дальше будем осваивать эту новую технику.

(01:06:15)

Возвращаясь к основной специализации нашего завода, мы все-таки турбогенераторный завод, выпускаем турбогенераторы, на этом слайде представлен наш инженерный потенциал, достаточно много человек у нас работает и достаточно обширная номенклатура в частности по выпуску турбогенераторов. И последняя наша проработка – мы сделали технический проект турбогенератора 115 мегаватт с воздушным охлаждением для будущей модернизированной турбины НПО «Сатурн» город Рыбинск, в настоящий момент эта турбина проходит испытания, до конца года закончится весь цикл испытаний, и мы надеемся, что в 2018 году НПО «Сатурн» будет уже на рынок предлагать вот эту новую газовую турбину. Эта газовая турбина очень актуальна для российской энергетики в части того, что это ласточка, которая может изменить политику комплектации состава оборудования в рамках современных ПГУ, так как обычно последние годы газовая турбина в структуре стоимости поставок ПГУ занимает достаточно большой объем в денежном эквиваленте, поэтому либо Siemens, либо GE, Alstom и прочие компании. Если появится эта газовая турбина, тогда у нас весь силовой остров будет российским, котел российский, турбина паровая газовая, ну и соответственно генератор.

В части работы по локализации производства оборудования в России мы успешно реализовали проект совместно с «Русскими Газовыми Турбинами», это предприятие тоже находится в городе Рыбинск, совместное предприятие GE, группы «Интер РАО», «Объединённая двигателестроительная корпорация» по локализации производства газовой турбины 6FA. Мы выпустили турбогенератор для этой газовой турбины и совместно участвовали в проекте для Калининградской области – строительство трех теплоэлектростанций именно на базе 6FA. Необходимо отметить, что раньше все турбины этого класса, которые поставлялись, комплектовались только импортными генераторами, это был Brush, (…), теперь комплектуем мы. «Интер РАО – Инжиниринг» проработало ряд концептуальных проектов по возможности тиражирования этого решения в части строительства моноблоков ПГУ, дубль-блоков, всевозможных ГД настроек, и в принципе эта тема позволяет развивать импортозамещение в части того, что частично турбина российского производства, генератор тоже российского производства.

Результат этого проекта. Вот карта Калининградской области, на ней обозначены четыре станции, три станции газовые, одна – угольная, во всех проектах мы участвовали с нашими партнерами «Русские Газовые Турбины», «Уральский турбинный завод», ну и в 2017-2018 гг. предполагаются пуски, оборудование сейчас изготовлено, оно находится уже на площадках электростанций. Необходимо отметить, что суммарно к 2020 году предполагается ввод 1069 мегаватт генерирующих мощностей, из них на нашу долю по газовым турбинам приходится 915 мегаватт. Это то, что мы заместили возможного потенциального импорта.

Мы активно пытаемся применить инструменты господдержки, участвуем в федеральной программе проекта развития, это Фонд развития промышленности, нами в 2016 году совместно с администрацией Новосибирской области, совместно с Минпромторгом проработан проект, нами получен целевой заем под 5% на пять лет под реализацию проекта «Проектирование и освоение производства генераторов для ПГУ», не имеющих аналогов на базе газотурбинного иностранного производства. Сейчас проект идет, общая стоимость проекта 428 миллионов рублей, из них часть это собственные средства предприятия, 236 миллионов, 192 миллиона – целевое финансирование за счет средств ФРП. На 01.06 освоено 156 миллионов, это примерно 36%, из них 96 миллионов это наши средства, 60 – это заем ФРП. Но на текущий момент мы ограничены тем, что на рынке очень мало конкурсов на розыгрыш строительства и модернизации новых станций с применением такого класса газовых турбин, диапазона 60-115 мегаватт. Два генератора мы сделали, поставка для Прегольской ТЭЦ, головной образец плюс первая машина в Калининград. Чтобы полностью отработать этот проект, нам нужно до 2021 года выпустить порядка 21 турбогенератора. Мы сейчас ожидаем, что пойдет проект Тамань 410 мегаватт в Краснодарском крае, ну и дальше будем пытаться комплектовать и 6FA и ГТД-110М.

(01:12:29)

Я остановлюсь коротко. На этом слайде приведена региональная поддержка, то что мы получаем от Новосибирской области и города Новосибирска, это субсидирование части затрат на приобретение технологического оборудования, компенсация части процентной ставки по инвестиционным проектам, ну и льготы по налогам. Но в то же время мы видим, что существующие формы поддержки среднего бизнеса не очень совершенны, есть жесткие условия, которые мы не можем преодолеть, чтобы поучаствовать полноценно в части своего объема, своего производства либо условий. Они на этом слайде перечислены, постановления, по которым у нас есть вопросы, сейчас мы выходим с инициативой совместно с администрацией Новосибирской области с предложением проработать наших предложений в части создания более благоприятного климата не только для энергомашиностроительных предприятий, но и промышленности в целом в части совершенствования этих механизмов. Мы направим соответствующее письмо в администрацию, проработаем этот вопрос с Минпромторгом и Минэнерго.

 

Евгений Гашо: Не только CAPEX газовых турбин, но и (…) затраты, десять лет назад «Мосэнерго» молилось на ПГУ, только ПГУ и все. А теперь новая турбина Т-295 «Уральского завода» заказана уже «Мосэнерго» вместо Т-250. Там уже вопрос такой, что крен очевиден. Спасибо большое. Готовы подключиться к вашим терзаниям насчет совершенствования механизмов. Тут итак сделано достаточно много. Я бы попросил Руслана Курбанмагомедова продолжить тему.

 

Руслан Курбанмагомедов: Я постараюсь вкратце изложить. Я представляю «Уральский электромеханический завод», который находится в Екатеринбурге и является производственной площадкой госкорпорации «Росатом» в части поставок электротехнического оборудования, оборудования систем управления в основном для атомных электростанций. У нас широкая номенклатура изделий, я буду пролистывать, чтобы не занимать время. Полный цикл производства, 3500 людей работают на заводе от проектирования до сборки, монтажа, отгрузки. Здесь представлены технические переделы, монтажный участок.

Основная номенклатура это низковольтные комплектные устройства распределения и управления, их мы уже поставили очень много на различные атомные электростанции, в данный момент мы занимаемся поставкой подобного оборудования для Белорусской атомной станции, здесь мы даже вошли в партнерство с «Минским электротехническим заводом имени Козлова». Сейчас мы вместе с ним занимаемся производством подобного оборудования. Кроме того оборудование среднего напряжения на 6-10 киловольт, 35 киловольт, комплектные трансформаторные подстанции, одно из основных оборудований в номенклатуре это технические средства СУТП, мы комплектуем систему верхнего блочного уровня атомных электростанций, это составные части этой системы, мозаичные панели, так выглядит пульт управления, который был поставлен нашим предприятием за исключением программного обеспечения и работ по интеграции, Белоярская атомная станция и так далее. Электронные приборы и средства связи и аппаратная часть также изготавливается нами.

(01:17:26)

Что хотелось сказать касательно проблем. Все замечательно, оборудование делается, но если говорить об импортозамещении, то тут для нас сложности. На сегодняшний день основная часть, можно сказать 80% аппаратной части, которая используется в оборудовании нашего производства это импорт, и найти полноценную альтернативу импортным поставщикам с соответствующими техническими характеристиками нам не удалось. Мы пошли по пути также локализации, то есть нам госкорпорация «Ростатом» в 2013 году помогла заключить лицензионное соглашение с компанией Schneider electric, и мы вначале локализовали оборудование среднего напряжения и чеки их производства, они нам передали технологическую документацию, после чего мы, производя эти чеки, также научились изготавливать уже свои собственные под своей маркой. Кроме того мы решили пойти дальше, и так как вот именно основная стоимость оборудования заключается в аппаратной части, в комплектующих, мы договорились с компанией Schneider electric о передаче нам технологии по изготовлению автоматических выключателей на различные токи. Сейчас мы эту работу ведем, и в этом году скорей всего удастся наладить первую пилотную партию этих выключателей, и тем самым попробовать заменить российским производством данное оборудование. Это позволить оптимизировать затраты, так как на сегодняшний день основная проблема заключается в том, что конкуренция очень высока и необходимо постоянно оптимизировать стоимость оборудования и желательно, не теряя качество. Тем более, когда речь идет о поставках на атомные электростанции. В основном все НИОКРы, которые проводятся у нас на предприятии, ведутся за счет собственных средств, попытки выхода на конкурсы, на субсидии, на федеральные целевые программы у нас были. У нас в содружестве с нашим Уральским федеральным университетом имеются интересные разработки, это мы предложили, были допущены до участия, но пока не оказались в числе победителей на субсидирование. Но продолжать эту работу мы будем, там есть возможности у госкорпорации «Росатом» консолидированный инвестиционный ресурс и туда мы имеем попытки выхода. В таком ключе заключается наша работа.

 

Евгений Гашо: Спасибо. Поскольку «Росатом» вы упомянули 16 раз, профессор Сарычев, прошу вас.

 

Геннадий Сарычев: Спасибо. Я очень коротко. Пункт первый на вопрос по малой энергетике. «Росатом» готов сделать любую энергетическую установку, дайте заказ, сколько вам нужно киловаттников, стоваттников и т.д. Второе. «Росатом» сейчас начал диверсифицироваться, и вы наверное это знаете, мы пошли в электроэнергетику тоже. Пункт третий. Вот все, о чем здесь говорилось, все упирается в импортозамещение материалов, страна не производит лития, бериллия, германия, высокочистого кремния. Это вопрос, который системно пытается решить Минпромторг с 2012 года в рамках Программы развития промышленности и повышения ее конкурентоспособности, и 15-й подпрограммы по редкоземельным и редким металлам. В прошлом году и в этом Правительство приняло решение о том, чтобы создать Центр компетенции по редким металлам и редкоземельным элементам на базе институтов «Росатома» и в тесной кооперации с «Ростехом», с его институтами и народившимися и интенсивно завоевывающими рынок частными компаниями, например, которые начали производить вплоть до магнитов. То, о чем говорили два предыдущих товарища – турбины, электроизделия, три тройки – без редкоземельных магнитов это не работает. В любой момент граница будет перекрыта не нашими усилиями, у нас запас, конечно, есть, но надо беречь не запас, а источник, нужно создавать свои собственные производства по редкоземельным и редким металлам. И здесь если говорить о том, как называется наша секция, здесь очень сложно, то, что говорил Алексей Иванович, то ли энергетика впереди, то ли промышленность. Но здесь нужно понимание, как будут развиваться территории, и в каком энергетическом состоянии они находятся, какие промышленности там будут создаваться. И мы, как «корпорация знания», как про нас уже говорят, готовы заниматься практически любым направлением.

Очень кратко совсем. Создавая новые промышленные реакторы, работая над тяжелой водой, мы вышли на производство легкой воды. Легкая вода это вода с минимальным содержанием дейтерия. Показано, что чем меньше дейтерия, и это показано Институтом катализа, тем больше, интереснее живете. Гипертония, диабет, болезни нервной системы, они коррелируют практически на 100% (от 47% до 67%) с содержанием дейтерия. Эта тема, которая родилась в стенах «Росатома», это чисто национальный российский приоритет, и это здоровье нации с одной стороны, с другой стороны это гигантский рынок продвижения наших самых высоких технологий, и это все завязано на энергетику. Потому что получение воды с минимальным содержанием дейтерия это, прежде всего, энергозатраты. Примерно 1 ватт – 1 литр. Чем дешевле у нас будет электроэнергия, тем дешевле будет вода. Я закончил.

(01:25:52)

 

Евгений Гашо: Спасибо. Общаясь в московском метро и на рынках с обычными людьми, иногда забываешь, что есть люди, которые делали атомное оружие и никуда не исчезли. Мне выпала честь с командой экспертов посетить Обнинск, Димитровград и хочу преклониться перед этими людьми, пожелать вам удачи в этом направлении. У нас есть студенты, которые хотят к вам, не кафедры АЭС, а студенты других специальностей энергетического института, очень просятся к вам и с удовольствием ездили на Ф-1 в Курчатовский институт. Поэтому с большим удовольствием поддержим все эти вещи, вы говорите, что территория, а территория ждет, когда ей дадут хороший энергоисточник. Что с Байкалом нужно? там срочно нужно десятки, сотни энергоэффективных маленьких установок. По северам, мы по Чукотке программу делали, сейчас коснулись Хатанга, Таймыр, 3-4-5-киловаттники, 10-киловаттники позарез нужны, и мы бы прорвали бы целую сеть колоссальных источников по берегу севморпути по Чукотской, Якутской части, нужны геостанции, нужны метео. В этом плане готовы подставить плечо и вместе с территориями показать какие возможны прорывы дальше. Спасибо еще раз. Господин Байтингер, у вас важная задача.

 

Байтингер: Спасибо. В конце как всегда дефицит времени. В большом названии два ключевых слова – «практика» и «трансформация». Вот на этих ключевых словах я хотел бы остановиться.

Во-первых, частной фирме 25 лет жизни, поэтому расскажем, что мы сделали за это время в этом разрезе. В двух словах наша продукция. Применяется системы жизнеобеспечения, главным образом в инженерных системах энергопотребления и климатизации. Инженерные системы теплопотребления – главное наше направление, по оценке специалистов одно из самых сложных в технологическом смысле. К слову сказать, на данном рыночном сегменте доля иностранного оборудования и материалов составляет более 90%. Выражаясь фигурально, в 90-е противник за короткий промежуток времени почти без боя захватил большую часть нашего рынка, а сейчас нам приходится отвоевывать с трудом обратно. Сейчас на нашем рынке работают такие мировые гиганты как Danfoss, Honeywell, Siemens, Tour&Andersson и другие. И с ними нам приходится конкурировать. Однако российские фирмы достаточно успешно пытаются противостоять этому напору, и нам уже семь-десять лет назад по оценке специалистов удалось технологически превзойти большинство из применяемых на данном рынке сегмента импортных продуктов. Это произошло в частности и по причине мощного фундамента, который был построен в энергетической отрасли СССР. Один из инструментов, которые позволили это осуществить, явилось вовлечение в технологию инженерных систем энергетики, информационных технологий, которые совершили революцию как раз в этот период, в последние двадцать лет. Более того, в 90-е мы осознали, что информация будет дешеветь, а железо дорожать. В результате за двадцать лет удалось создать информационно гибкий и интеллектуально наполненный продукт с низкой стоимостью. На слайдах представлен этот продукт. Однако одним из направлений развития данных технологий является модернизация теплоэнергетического хозяйства как такового в целом. Возможности современных технологий позволяют придать ей дополнительные уникальные свойства.

Говоря об интеллектуальной модернизации кратко надо напомнить некоторые фундаментальные основы, на которых строилось российское теплоснабжение буквально по пунктам. Первое – когенерация, когда на основе второго начала термодинамики тепловая машина в любом случае должна была сбросить в так называемый холодильник часть энергии после выработки электричества. Роль такого холодильника может играть близлежащий населенный пункт, что у нас с вами и реализовано. Второе. Высокопотенциальные энергоносители при транспортировке энергии для снижения удельных потерь, эффективные принципы регулирования отпуска энергии производителем при переменных нагрузках у потребителя. И простые принципы присоединения к сети с дешевым трансформатором высокопотенциальной энергии в низкопотенциальную, в том числе в тепле, это как вы знаете, водоструйные насосы. Таким образом, была создана чрезвычайно эффективная в сквозном смысле система без разделения по принципу собственности. В основных составляющих она изображена на слайде.

(01:31:17)

Наиболее сильной трансформации подверглась та часть, которая находится в сфере потребления. Как раз здесь наиболее заметно влияние импортного оборудования и технологий. Трансформация в этой части имеет разные направления. Мы считаем, что некоторые из технологических решений продвигаемых маркетинговыми службами импортных производителей разрушают целостную систему и ведут к снижению ее эффективности. Именно в этой части продукции и технологии сосредоточены основные интересы нашей фирмы, и мы профессионально оцениваем те тенденции, которые реализуются нашими иностранными конкурентами. Кратко на слайдах представлены некоторые из технологий продукции, которая реализована нами. Однако хотел бы заострить внимание на некоторых технологиях, которые позволяют заметно улучшить базовые показатели эффективности системы в целом. На слайде, на котором схематично изображена система энергоснабжения крупного населенного пункта, необходимо обратить внимание на формулы в нижнем левом углу, обведенные линией. Словами их можно выразить кратко так: массовый расход теплоносителя обратно пропорционален разности температур у потребителя теплосъема, а сама разность температур в среднем составляет половину от максимально возможной. Простой вывод. Если эту разность довести до максимальной, то удельный массовый расход уменьшается вдвое и, выражаясь фигурально, через имеющие тепловые сети можно снабжать еще один город, не производя их реконструкции. Однако столь радужная теоретическая картина трудно реализуема на практике. Те не менее нам удалось, пока не вдвое, а на 30-40% увеличить Дельта Т, а следовательно энергетическую пропускную способность сети. Этот пример показывает, как интеллектуальные системы могут улучшить не только свойства предоставляемых услуг для потребителей, но и улучшить базовые показатели системы в целом.

Ну, еще один пример. Третья формула показывает КПД идеальной тепловой машины. Из нее следует широко известный факт, что при снижении температуры холодильника КПД тепловой машины возрастает, а описанный выше практический результат увеличения теплосъема возможен со стороны потребителя только за счет снижения температуры (…), что при соответствующем технологическом подходе может привести к снижению температуры холодильника и увеличению КПД машины.

Приведенные выше примеры подтверждают, что все системы являются единым взаимосвязанным технологическим объектом и продуманными технологическими мероприятиями можно влиять на ее сквозные показатели. В связи с этим необходимо обратить внимание, что с приходом на отечественный рынок импортного оборудования и связанных с ним технологий разработанных для иных систем, не всегда вписываются в принципы, заложенные при создании российской системы. Довольно часто они разрушают единую технологическую систему и снижают ее сквозную эффективность. Одной из основополагающих опасностей в процессе является ведомственное разделение некогда единой технологической системы по признаку собственнической принадлежности. Некоторые из технологических частей системы модифицируются без оглядки на последствия в ее иных технологических участках, принадлежащих другому собственнику. С энергетической точки зрения это является ошибкой, ведь например теплоноситель не знает, по трубопроводу чьей собственности протекает теплоноситель, а подчиняется объективным законам природы. В этой связи хотелось бы высказать пожелания создания в рамках муниципалитета или территории группы по технологической трансформации системы энергоснабжения. В нее могли бы войти специалисты профильных институтов, таких например как Институт теплофизики РАН, Строительный институт в лице специалистов профильной кафедры, ну и фирм, работающих в этой области. Как представляется, недопустимо, чтобы первая скрипка в этом фундаментально важном для России вопросе играли иностранные специалисты. В контексте последнего встает в полный рост проблема импортозамещения. Дело в том, что как выяснилось, технологическая победа над иностранными конкурентами не означает, что на нашем рынке появится отечественная продукция. Мы детально изучили маркетинговую политику иностранных производителей на нашем рынке и поняли, что без боя они ее не сдадут и вряд ли нам удастся это провести без помощи государства. В связи с этим в рамках потенциальной группы, которую я предлагал в предыдущем пункте, можно было бы создать экспертный совет, который бы облегчил контрнаступление и отвоёвывание сданных ранее позиций. Спасибо.

(01:36:16)

 

Евгений Гашо: Спасибо большое. Мы в аналитическом центре года три назад делали сбор механизмов по модернизации теплоснабжения, там было 60 штук, и передавали для Министерства энергетики и для другого департамента. Самое интересное как они распределились эти 60 штук, она распределились на четыре группы примерно. Одна группа это методики, схемы теплоснабжения, подходы, механизмы. Вторая группа это стандарты, требования. Третья группа это прозрачность, что в теплоснабжении очень много сейчас серого, непонятного. И четвертая группа это деньги. И невозможно только тарифами играться, не делая вот этого всего. К сожалению, Министерство энергетики, отдельные его представители других департаментов взяли пока на вооружение модель альтернативной котельной, только эту часть. Но она совершенно немыслима, как вы правильно говорите, без остальных трех, и только их сочетание здесь вполне дает возможность полной модернизации. Поэтому готов я выступить здесь с вами соратниками в движении вперед. Спасибо. Если нет вопросов, я хотел бы сказать буквально два слова в заключении.

Продолжая стыковку промышленной и энергетической политики настаивая на том, что именно этот стык является крайне важным для нашей страны, этот год дал много сдвижек, во-первых, Владивостокский форум решил делать энергомосты, и сейчас действительно наши страны к этому активно идут, Питерский форум это еще раз подтвердил, идут проработки уже технических вопросов. Декабрьский госсовет в декабре определил повестку дня года экологии, зарядив стыковку экологических аспектов с энергетикой. Здесь очень много белых пятен, на самом деле, все перегревшиеся климатологи, которые играют в аферу с СО2, не доказывая ничего полностью, не дают никаких полных механизмов реального взаимодействия, направленных на модернизацию энергетики. Поэтому конечно мы здесь видим свою миссию в том, чтобы эти механизмы предложить именно таким образом, чтобы они не послужили никоим образом обузой для российской энергетики, а были для нее стимулирующим комплексом, то о чем сегодня говорил Алексей Иванович. Соответственно появился план Энергосбережение 2.0, переданный сейчас, центром компетенции является Министерство экономического развития. Я бы рекомендовал с ним ознакомиться, там есть несколько здравых идей. Ну и наконец, открылось Экспо-2017, коллеги уже побывали там, и конечно от Новосибирска куда ближе до Астаны, чем от Москвы. Конечно еще два месяца, мы вас приглашаем всех, также приглашаем на Иннопром 10-12 июля, где с удовольствием вернемся к этому разговору. Там тоже есть чем отчитаться, мы продвинулись по нашей мечте – делаем методику выявления системных мультипликативных эффектов от реализации энергоресурсов сберегающих мероприятий потихоньку, заканчиваем справочник по наилучшим технологиям энергоэффективности, скоро он будет вывешен на сайт Бюро НДТ, ну и движемся по разным другим аспектам, были бы готовы к интеграции в этом направлении.

(01:40:09)

Я хотел бы сердечно поблагодарить всех участников. Спасибо. Я хотел бы несколько неожиданным пассажем закончить. 1 июля в городе Уральске, Северный Казахстан, состоялся форум, который предварял Экспо. И совершенно поразительным было для меня то, что интегратором и, как это сейчас модно говорить, главным игроком на поле энергоресурсосбережения и экологии выступила прокуратура Западно-казахстанской области. Прокурор области выступил с заявлением, в котором сказал, что мы открываем у себя проектный офис по экологической безопасности, мы считаем своей миссией в отсутствии наличия белых пятен в экологии налаживать контакты между бизнесом, потребителем и чиновниками, и уже отчитываемся о первых результатах в этой связи. Вы не поверите. Это прокуратура. Потом выступил природоохранный прокурор и действительно рассказал о том, что делается, стало меньше проверок, и вы не поверите – выбросов стало меньше и ущерба стало меньше. Это такой очень интересный пример. Потому что это тоже государство. Потом прокурор сказал, что Елбасы велел нам говорить о модернизации общественного сознания, вот такой наш путь. Восток – дело тонкое, поэтому соответственно действительно мягкая сила. Когда не совсем здорово работает нормативная база, кто-то берет на себя функцию вот такого интегратора и ведет за собой вперед. У казахов это прокурор. Интересный опыт.

Сердечно благодарю вас. Спасибо большое. До новых встреч.