ГОРОД В НОВОЙ ТЕХНОЛОГИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

Спикер 1 (Михаил):

Добрый день уважаемые участники круглого стола «город в новой технической революции». У нас сегодня с вами круглый стол и хотелось бы буквально одну минуту, коротко поставить вас в известность в том, что весной этого года мэр нашего города Анатолий Евгеньевич Локоть поставил задачу перед городскими властями написать программу «Умный город» к концу этого года. Поэтому, естественно я сейчас передаю слово нашему руководителю Анатолию Евгеньевичу Локотю. Анатолий Евгеньевич.

Спикер 2 (Анатолий Евгеньевич Локоть):

Добрый день всем. Благодарю, что вы нашли время приехать, поучаствовать в этом круглом столе. Второй раз мы, по-моему, второй раз, именно в рамках технопрома проводим круглый стол, посвященный именно городским проблемам. Анонсирована предстоящая революция технологическая. Но прежде чем приступать к революции по всем канонам надо тщательно обдумать, как бы, вообще говоря, ее этапы, цели и задачи, движущие силы. Поэтому круглый стол ставит, вот мы, цель круглого стола – абсолютно прагматичные цели, это обсудить те технологии, которые могут быть применены для развития города Новосибирска, чтобы превращать его в «Умный город». Что нас интересует? Безусловно нас интересует система управления. Безусловно нас интересует система управления, привязанная к управлению движением, энергетикой. Я в широком смысле говорю, это и освещение, и тепло. Нас интересуют системы, связанные сегодня с утилизацией бытовых отходов, которые город полуторомиллионик производит тоннами, тысячами тонн. И никуда от этого не деться, нравится это кому то, не нравится. Сегодня очень много, обращаю внимание, есть ну, организовалось уже целые протестные колонны, движения, которые против каких-то новых применений технологий. А старые устраивают? А старые технологии они вот, можно, я могу экскурсии, поручить экскурсии провести, что у нас происходит. Ну, это никак, по-моему не вписывается с современным состоянием дел и не проходят ни под какие экологические требования. Поэтому то, что надо двигаться в применении современных технологий, это очевидно. Нас интересуют любые технологии, которые можно сегодня применить для решения тех нужд жизни муниципалитетов мегаполиса, которым является город Новосибирск. Очень важно что мы ставим задачи сегодня, привлечение и инвесторов для решения, вот, для внедрения этих технологий. И именно для этого сегодня мы несколько изменили вектор направления управления. Мы меняем структуру управления, такую перегруппировку внутреннюю. Мы делаем и департамент промышленности, науки и предпринимательства, сегодня ему вменено в обязанности заниматься инвестиционными проектами. И вот такое подразделение под руководством Максима Константиновича Астанина, я его представляю в рамках департамента сегодня. Вот это направление возглавляет и будет вести дальше, надеюсь, успешно. Я анонсирую вот наши взгляды. Своей целью мы ставим создание такого климата, который стал бы привлекательным, в том числе для предпринимателей. Безусловно ы планируем бюджетные какие-то средства. Но, все сделать за счет бюджета не удастся. И поэтому вот это вот направление мы считаем весьма актуальным и задачей, как я сказал, своей задачей видим создание климата, который бы стал привлекательным для всех, интересным. Сегодня есть примеры уже применения, вот использования вот этого климата. Ну надеемся, что вот те решения, которые мы наметили и внедряем, позволят сделать этот климат еще более привлекательным. Одним словом, я хочу сказать, что мы придаем большое значение сегодняшнему разговору. Он для нас очень важен. И надеюсь и для вас тоже. Хочу пожелать успеха.

Спикер 1 (Михаил):

Спасибо, Анатолий Евгеньевич. Уважаемые выступающие, большая просьба со стороны спикеров, половина спикеров подошла, соблюдать тайминг, 5 - 7 минут время выступления. А после выступления мы уже будем задавать вопросы и обсуждать их. И сейчас следующее выступление у нас, естественно, наш научный центр. И как сказал, Анатолий Евгеньевич, в своем поздравлении, третий стоп Новосибирска – это сибирское отделение Российской Академии Наук. И ее председатель, вице-президент Российской Академии Наук Александр Леонидович Асеев. Вам слово, пожалуйста.

Спикер 3 (Александр Леонидович Асеев):

Спасибо, Михаил. Я хотел продолжить мысль, о которой говорил наш мэр, Анатолий Евгеньевич Локоть. Действительно, вот при команде Анатолия Евгеньевича, город Новосибирск задумался о том, чтобы максимально, вот, решить задачи повышения комфортности удобства жизни, тем более в непростых условиях сибирского климата. И на мой взгляд, это, за последние четверть века, ну, такая может быть не единственная, но такая осознанная и хорошо подготовленная попытка изменить ситуацию в городе Новосибирска к лучшему. Я напоминаю, что город Новосибирск третий по величине город России, после Москвы и Петербурга, и, вообще имеет громадный потенциал развития. Но прежде всего хотел отметить, что урбанизация идет по всему миру стремительными темпами, то есть, население предпочитает жить в городах. И Россия и Новосибирск в этом факте не исключение. То есть после короткого периода после 90-х годов, население городов российских и Новосибирска, ну так, довольно интенсивно увеличивается. И в России число городов – миллионников превысило то, что было в советские времена. Хотя многие города, таких великих там, Ташкент, Баку, они остались за рубежом. Но, тем не менее, это совершенно очевидная тенденция. В тоже время мы видим как стремительно нарастают проблемы городов. Но прежде всего, это, конечно же, социальные проблемы, которые вообще отражают то, что связано с этой быстрой урбанизацией. Ну, плохо может организованны и мало структурированы. И прежде всего мы это видим по признанным городам, центрам цивилизации. Это Лондон и Париж. То есть, там вообще говоря, вот, то что социальная напряженка достигла предела, это вообще следствие, на самом деле, я думаю недоработка ошибочных решений в организации городского хозяйства, в том числе. Вообще эта мысль принадлежит не мне. Она принадлежит нашему уполномоченному представителю Сергею Ивановичу Меняйло, который переехал в Новосибирск из замечательного города Севастополя, где гораздо более комфортные условия для жизни. И он мне примерно так сказал «Ну конечно, почему у вас народ ходит на митинги, потому что жизнь в городе плохо организована». И действительно, первое что надо сказать, это, конечно, то что Новосибирск оказался не готов к автомобилизации. И после того, как человек постоит там, несколько дней подряд в многочасовых километровых пробках, тут в общем, что говорить о какой-то социальной обстановке благополучия. Вот поэтому, я хотел сказать принципиальную позицию Сибирского отделения, ну, я выступал, и в какой-то степени, это мое выступление – выступление то, что происходило на двух уже форумах «Крайс-нефть технологии в городе Новосибирске». Сибирское отделение Российской Академии Наук, которое, вот недавно совсем, месяц назад, отметило 60-летие со дня образования. Оно, во-первых, всегда было заточено на абсолютно практические задачи конкретные. И я не устаю повторять, что на самом деле нет, как бы более государственных людей, чем научные сотрудники, что бы там про Академию Наук не писали и не пытались с ней сделать. Вот тоже самое касается то, что вот, Академгородок, вообще говоря, это цвет Российской науки, цвет Мировой науки. Ну, многие там, благополучно работают в тех городах, которые я уже называл, многие в других хороших городах. Но на самом деле большинство, основная часть и к нам приходит сейчас много молодежи, я потом скажу, что мы для этого делаем. Значит, они являются патриотами и России, и Сибири, и города Новосибирск. Значит, город Новосибирск, на самом деле, показывает примерно такие же темпы роста, как это было в начале его образования, там в 30-х годах, и так далее. То есть, он сильно преобразился. Но тем не менее, нужны новые решения, над которыми надо думать, прежде всего, прямо сейчас. Да, там вот на следующем слайде они кратко перечислены, я их повторять не буду. Вот, что вообще должно быть. Но покажу несколько примеров таких живых. Вот я говорил про пробки. Значит, мы наверное, уже, как бы, не сильно понимаем, чтобы было если бы в свое время не было принято дальновидное решение строительства метрополитена в городе Новосибирске. Он бы просто был парализован, там не смотря на новые мосты, и так далее. Вот вклад сибирских ученых в новую систему организации эксплуатации метрополитена состоит в том, что в нашем институте автоматики и электрометрии введена в эксплуатацию автоматизированная система управления движением поездов, которая и обеспечила комфортность эксплуатации метро, комфортность персонала, который этим занимается. И вот это, на самом деле, тот реальный вклад, который наука уже внесла в развитие городского хозяйства города Новосибирска. Я должен сказать, мне особенно интересна реакция профессора Серьезного, будет на это предложение, вы наверное в курсе, то есть вот она из идей таких города будущего и вообще транспорта в будущем, который разрабатывается в сибирском отделении, это разработка штата теоретической прикладной механики. Значит она, значит состоит в создании абсолютно принципиально новой системы транспорта, так называемые вакуумные поезда. Ну, все мы знаем про развитие нефте и газопроводного транспорта, там северный поток, южный поток. Так вот, идея состоит в том, чтобы вакуумировать эти проводы и пусть в них поезда на магнитной подушке. Значит, в этом случае отсутствие сопротивления среды позволяет достичь скорости в несколько мах, то есть, несколько скоростей звука. Это абсолютно принципиально новое качество транспорта. Ну, конечно, здесь нужно решить массу проблем, связанных с безопасностью и так далее. Но, это над чем работают ученые сибирского отделения, также как над многими другими решениями. И вот эта проблема рассматривалась на Объединенном Ученом Совете в ОАО Российские железные дороги. Эта идея в общем получила поддержку. Ну, там есть неожиданные у нас разработки, например, очень важно бесперебойное электропитание. Ну, все помнят про программу «Силовая электроника Сибири». Это вот один из результатов работы этой программы. Вообще трудно представить что произойдет, если в наш нарушится электропитание таких жизненно важных объектов, системы управления, банки, больницы, там транспортные системы, и так далее. То есть, это очень важно и город многое для этого сделает. Еще одна важная разработка, которая вообще сделана для нефтегазовой отрасли, значит, так называемый, подземный сканер. Он оказался очень эффективным для решения проблем жилищно-коммунального хозяйства. Потому что поиск течей, неисправностей, непорядок, и вообще во многих случаях отсутствует документация, скажем, на те системы ЖКХ, которые построены там, где то еще в довоенное или послевоенное время. То есть, вот эта очень важная и эффективная разработка. Она, это разработка института нефтегазовой геологии и геофизики, она сейчас принята к производству к опытному пока на знаменитом предприятии в Новосибирске, Завод имени Коминтерна. Вообще говоря, в плане диверсификация предприятий ОПК, это та проблема, которая будет обсуждаться завтра под председательством вице-премьера Рогозина. Ну, вот здесь присутствуют мои коллеги, в частности, Михаил Иванович Воевода, Академик Воевода, работающий в сибирском отделении. Значит, он гораздо лучше знает, что ученые делают для медицины. Потому что обеспечение здоровья, и вообще комфортности как в медицинском обслуживании, это серьезная и не простая проблема. Значит, здесь несколько примеров, это лазерные системы для фтэмбо и хирургии, это разработка нашего института лазерной физики. Следующий слайд это, на самом деле, то, к чему Михаил Иванович Воевода, как бы, в общем, приложил свои знания и способности, это экспресс-тест для ранней диагностики острого инфаркта Миокарда. Потому что, значит когда у вас что-то случается, на городской улице скорая помощь должна решить вашу судьбу там буквально в течение нескольких минут. Ну, и очень важное направление, которым занимаются институты сибирского отделения, это обеспечение рабочих мест. Ну, вы знаете, как-то в целом по стране уже забыт тот лозунг, который прозвучал несколько лет назад о создании двадцати миллионов рабочих мест но я думаю, если этого не произойдет, то мы столкнемся с еще более серьезными проблемами.

Спикер 1 (Михаил):

Двадцати пяти.

Спикер 3 (Александр Леонидович Асеев):

Двадцати пяти миллионов рабочих мест. Да, совершенно верно, да. вот поэтому вот эта программа реиндустриализации новосибирской области, а фактически города Новосибирска, в каждом из проектов, в которых участвуют институты сибирского отделения, вообще используются разработки, является исключительно важной. И мы будем ею заниматься и дальше, там независимо от какой-то комментуры. Потому что без экономики, в общем, обеспечить комфортность жизни и такую настоящую урбанизацию, на самом деле, невозможно. Важные моменты, как бы по правильности, по созданию правильной социальной обстановки, это образование, ну, наука, образование и культура. Вот здесь примеров являются наши ведущие ВУЗЫ. Ну, я здесь показываю картинку по Новосибирскому Государственному Университету. Хотя у нас появился недавно опорный ВУЗ региональный, Новосибирский Государственный Технический Университет. Значит, вот это новое качество образования невозможно получить без опоры на науку. Ну, здесь, Слава Богу, Новосибирск обладает, как бы, высоко конкурентными преимуществами. Хотя, могу сказать, что мы успешно работаем и на Томск, и на Омск, и на многие другие города, где тоже существует программа развития экономики, подобная программе реиндустриализации новосибирской области. То есть, образованные культурные люди это залог, как бы, решения проблем развития города в самом ближайшем будущем. Это тоже то направление, которому мы придаем большое значение. Ну, и наконец, как бы человеку нужен не только транспорт, да, или рабочее место. Его должна окружать среда, значит, его должна культурная среда высокого хорошего уровня, такая одухотворенная. Жизнь должна быть комфортной. Вот этот слайд показывает те музейные комплексы, которые имеются в институтах сибирского отделения. Самый интересный из них, о котором вообще мало пока кто знает, это историко-архитектурный музей под открытым небом. Совершенно уникальный. Это в окрестностях Академгородка. Это достижение нашего института археологии и этнографии. Сибирский зоологический музей. И выставка редких рукописей, старых печатных книг. Это Государственная Публичная Научная Библиотека. Еще один важный момент. Значит, все-таки 90-е годы нанесли большой ущерб зеленой среде города Новосибирска, ну, и этому и раньше мало внимания уделялось. У нас есть Центральный сибирский ботанический сад. Я бы сказал, один из лучших, не только в России, но и в мире, вот который имеет все возможности озеленить город и получить, как бы, получить новое совершенно качество жизни в нем. Этот потенциал тоже надо использовать. Здесь сибирские ученые хорошо в этом плане работают. Ну, и наконец, мы занимаемся не только теорией, или там выработкой каких-то там предложений. Так вот, в окрестностях сибирского Академгородка осуществляется пилотный для России проект, когда строятся коттеджи для научных сотрудников. И что очень важно, что там ни какая-то заоблачная цена жилья, вот, за квадратный метр, а это цена по себестоимости для Новосибирского региона. То есть, как бы, доступная людям со средним достатком, которыми являются научные сотрудники. И последнее, что я бы хотел сказать, есть совершенно понятная перспектива в развитии города Новосибирска. Это один из фрагментов. Мы знаем новосибирскую агломерацию. Один из фрагментов, это наука-полюс, который объединит те научные организации, которые расположены в южной части города Новосибирска, Академгородок, Краснообск. Правда это область, также и Кольцово тоже область. Но это часть тоже большой городской среды, которая должна быть максимально комфортной. Здесь, значит, очень много и работы, очень много ответственных решений. Потому что будущее закладывается, буквально, значит, может быть в то время, которое начинает проходить, или в эти дни. Вот поэтому, я хочу поддержать в заключении, миссия нашей мэрии потому, чтобы поставить эти проблемы повышения качества среды и обеспечение комфортности жизни, там со всех точек зрения, о которых я говорил, не буду повторяться на новый уровень с тем, чтобы Новосибирск показал пример, как бы, решения этих проблем, ну и для Сибири в целом, и для страны. Ситуация здесь точно такая же, как была с появлением Транссиба на бескрайних просторах Сибири. То есть, обеспечить прогресс могут только самые новые технологические решения, основанные на достижениях современной науки. Примерно также, как Транссиб это была транспортная технология лучшего для конца 19-го начала 20-го века. Она, собственно, как бы, и привела к появлению города Новосибирск, и преобразила южную часть Сибири и России в целом. Вот нам нужны такие же решения, ну, тут можно много говорить об информационных технологиях, как бы, о новых коммунальных технологиях, и так далее. Но я надеюсь, мои коллеги как бы эту мысль сегодня разовьют. Спасибо.

Спикер 1 (Михаил):

Спасибо, Александр Леонидович.

Спикер 3 (Александр Леонидович Асеев):

С мыслью перебрал.

Спикер 1 (Михаил):

Да ничего страшного. Вице-президенту РАН можно маленько перебрать. Уважаемые участники, у нас пока не заметно прошло знаковое событие. Позавчера мэр города Новосибирска подписал резолюцию городского форума, форума «Городские технологии». Очень знаковую, очень знаковый документ, который мы ждали, мы готовили достаточно долго вместе с учеными, разработчиками, инноваторами. И там есть несколько значимых вещей, которые все ученые реагируют очень хорошо и позитивно, это формирование городских проектных офисов по направлениям городских проблем. И я бы хотел передать слово одному из разработчиков и основателей этой идеи, Александру Николаевичу Люльку, начальнику департамента промышленности и инноваций предпринимательства. Александр Николаевич, расскажите немножко о трендах современных, какие у нас есть?

Спикер 4 (Александр Николаевич Люлько):

Да в современных городах. Я бы в докладе хотел показать вот к чему мы должны стремиться, может быть с моей точки зрения, и момент вот реализации вот того, что сейчас происходит в мире, конкретно, что делается и в нашем городе Новосибирске. Вот какое будущее ожидает наши города. Вот такое, как в современной коробке, значит, железобетонной. Либо такой как справа, достаточно светлый город. Целью архитектуры. Так, у меня что то в другую сторону немного. Вот, цель человечества в 20-м веке было покорение природы, делалось строительство небоскребов. И Владимир Маяковский, который посетил Нью-Йорк в 25-ом году, написал, вот, восхищенный «Асфальт - стекло. Иду и звеню. Леса и травинки - сбриты. На север с юга идут авеню, на запад с востока – стриты». А вот Нью-Йорк уже в 21-м веке, тот же Монхетен, но на котором мы видим их парки, скверы и так далее. То есть, идеал, вообще говоря, сейчас уже меняется и тренд, тренды они немножко другие. Во многих странах принимаются законы, защищающие в городах животных и птиц, причем, реально уголовное преследование за значит, нарушение этих законов. Современная архитектура старается вплетаться в живую природу. И вот одни из примеров. Кстати если в яндексе или в гугл набрать «современная архитектура», то там уже не будет небоскребов, а будут примерно вот такие же здания. В качестве примера в городе Новосибирске можно привести советский район Новосибирска, Академгородок. И должен сказать, что сейчас у вас в городе принимается программа, принята программа «Зеленый Новосибирск», где предполагается тоже существенно озеленить наш город.

Голос из зала:

На сутки ту же дорогу перекрыть [нрзб.: 00:23:18]

Спикер 4 (Александр Николаевич Люлько):

Да. Да и белки тоже. Кстати, они тут и были изображены. В качестве примера наших соседей, можно привести, значит, Красноярск. И тогдашний мэр, Петр Пимашков, в 2006 году получил награду ООН-Хабитат за высочайший вклад в улучшение городской среды. Это фалт фонтаны, и пальмы, так сказать, в кадках, и многое другое. Экология. Ну, вот идеал, так сказать, 20-го века, промышленный Лондон. Эпичная городская мусорная свалка. Мусор воспринимается, значит, нередко как, ну, просто нечто не нужное, что нужно уничтожить. Однако, по природе существует круговорот, и мусор сам по себе это ценное сырье. О чем показывает нам пример Китай, который, кстати, отправляет в Соединенные Штаты Америки, значит, продукцию свою, которую изготавливают на своих фабриках. А обратно идут мусоровозы, значит просто покупают мусор в развитых странах. И не случайно из пяти тысяч мобильных телефонов можно извлечь, примерно, один килограмм золота и десять килограммов серебра. Вот эта замечательная женщина одна из самых богатых в мире, построила свое состояние на импорте использованных картонных коробок. Импортировала она их из Соединенных Штатов Америки. Япония. Вот улица Токио, вымощенная из пятисот тысяч переработанных стеклянных бутылок. Что касается Новосибирска, вот интересный у нас существует завод «Сибирский синтепон». Значит, изготавливает очень хорошие одеяла, значит одежда из синтепона, в качестве сырья – пластиковые бутылки. Вот разработка института теплофизики СОРАН – комплексная районная тепловая станция, в качестве топлива мусор. Ну, Багрянцев Геннадий Иванович, я думаю, более подробно еще здесь расскажет. Транспорт. Если мы возьмем, начало 20-го века, развитие автомобилестроения на двигателях внутреннего сгорания, топливо - нефтепродукцию. Цель – обеспечить всех автомобилями. Обеспечили. Однако получили проблемы, загрязнение воздуха выхлопными газами и автомобильные пробки. 20-й век, какие задачи стоят? Это будущее за экологически чистым транспортом. Сейчас в мире уже более двух миллионов электромобилей, которые увеличиваются с каждым годом, примерно, в полтора раза. Причем строятся уже, задумываются электромобили безпилотники. Ну данные, ЕС планирует к 2050-му году полностью запретить двигатели внутреннего сгорания. Сан-Франциско только через три года перейти на электромобили. Новосибирск, здесь разработан у нас гибрид троллейбуса-электробуса, который подзаряжается и имеет автономный ход на литиевых батарейках, которые заряжаются от обычной контактной сети. Автономный ход до сорока километров. Речь идет, идет борьба с пробками, уже, как говорится, и о освоении второго этажа. Вот из присутствующих здесь, академик Ляхов, на одиннадцатом инновационно-инвестиционном форуме предлагал вот такой проект «Воздушные троллейбусы» Росстату. Ну здесь уже справа, Александр Леонидович говорил по поводу вакуумного поезда. Хочу сказать что, подчеркнуть, что этот проект – он не просто какой-то, так сказать, выдуманный. Он уже достаточно успешно презентовался на РЖД. И руководство РЖД его поддержало. Аэростакадный транспорт, предложение – семья, идея – Баркини. И Алексей Николаевич Серьезнов, который здесь присутствует, тоже о нем достаточно много рассказывал. SkyWay – скоростной встроенный транспорт. Может показаться, что это тоже несбыточное будущее. Однако, значит, в Белоруссии вот сейчас как мне сказали, и Алексей Мелешихин, может быть, более подробно расскажет, уже реализовано полтора, по-моему, километра такой дороги. И значит, наши, так сказать, друзья белорусы планируют достаточно серьезно это все реализовать. Энергетика. Централизованная энергетика постепенно уступает место автономной, использующей энергию солнца и подземное тепло. Многие страны уже, Исландия на сто процентов получает электроэнергию от возобновляемых источников, Швеция на две третьих, планирует на сто процентов. Что касается Новосибирска, хочу привести пример, значит, Фомичев здесь присутствует, вот он как раз вот изображен. Обычный дом, взяли в аренду чердак, установили солнечные батареи, полностью обеспечивают себя горячей водой, электричеством, теплом. Проблема ЖКХ. Главной проблемой является, безусловно, количество предоставления услуг и высокие тарифы. Что здесь, значит разработки какие ведутся. Умный дом – это полная автоматизация, причем, значит, эта автоматизация позволяет сделать так, что стоимость квадратного метра жилья при такой автоматизации, он даже дешевле получается, чем в обычном каком-то доме. Автоматизация ресурсосберегающих технологий. Ну, здесь, кстати, написано, нарисована малая механизация, справа - это Хеллфер, это, кстати, резидент нашего новосибирского бизнес-инкубатора. И геолокатор, о котором здесь говорили, уже Александр Леонидович. И снегоплавильная станция завода «Труд». Мы этот проект планируем реализовать уже в следующем зимнем сезоне. То есть, как мы видим, то есть, вообще-то говоря, тренды мировые, которые существуют, они реализуются, в том числе, и в нашем городе, и других городах. И теперь основная задача стоит в том, чтобы комплексно подойти к этому вопросу, и чтобы эти, вот, точечные, так скажем, наработки, они дошли до массового потребителя. Спасибо за внимание.

Спикер 1 (Михаил):

Спасибо, Александр Николаевич. Следующий наш выступающий. Вот, следующий вопрос обсудим, это как должен освещаться современный мегаполис. Что предлагают, то есть, современные технологии, какие у разработчиков есть предложения для города, и вот какие, мы там обсуждаем световые концессии, не световые концессии, что нужно Новосибирску? Потому что, я вот хочу вам привести пример. Сейчас экономисты провели исследование, если в Новосибирске перевести, допустим, электроэнергию на более экономную, то можно экономить один автобус в месяц. То есть, это двенадцать таких хороших автобусов. Поэтому сейчас мы предоставляем слово Ивану Владимировичу Ожгихину, заместителю генерального директора холдинга ОАО Швабе Россия. Иван Владимирович, расскажите, пожалуйста, коротко, да вот, что ваш холдинг предлагает для города Новосибирска, чем же интересны ваши технологии, чем они отличаются от других, и что конкретно вы предлагаете сделать.

Спикер 5 (Иван Владимирович Ожгихин):

Добрый день, уважаемый Анатолий Евгеньевич. Добрый день, уважаемые коллеги. Несколько слов буквально, да. Холдинг Швабе на сегодняшний день объединяет в себе всю оптико-электронную отрасль нашей страны. Проще сказать, фотоника начиная от производства сырья, заканчивая уже конечными продуктами. Мало того, один из наших ведущих заводов находится у вас здесь в городе Новосибирске. Это Новосибирский приборостроительный завод имени Ленина. Это Швабе оборонная защита, который также активно сейчас развивает гражданское приборостроение. Вообще, продукция поставляется, в том числе, и на экспорт более чем в 95 стран мира. Значит, понятие «Умный город», безусловно, в себя включает многие моменты, в том числе, одно из направлений – это светлый город. Что мы предлагаем, под понимаем «светлый город», в том числе, и для города Новосибирск. У нас есть уже некоторые успешные примеры, это в первую очередь разработка самой концепции светопланировачной структуры города. Это особенно актуально для таких городов, как третий город нашей страны, это город Новосибирск. Он в себя включает, безусловно, уличное освещение, управление этим освещением, освещение парковых зон, зон отдыха, архитектурно-художественная подсветка. Ну и как я уже сказал, безусловно, ее управление. Невозможно сегодня, скажем, развивать данное направление. Вот как раз это небольшие примеры тех проектов, которые на сегодняшний день у нас реализованы. Значит, безусловно, все перекладывается на цифры. О чем сейчас выше сказал Михаил. Применение таких комплексных решений позволяет экономить, достигать экономии электроэнергии на 45 – 50 процентов от наших текущих состояний, которые сегодня у нас есть. Это достигается, безусловно, и с помощью применения современных энерго-эффективных источников освящения, но и также систем управления этим освящением. Второе направление, на котором я тоже остановлю свое внимание, о чем говорили выше, такой город сегодня невозможен без разработки комплексной системы безопасности. Безопасность, она в себя включает несколько направлений – это и управление дорожным движением, это управление общественным транспортом, парковочным пространством, интеллектуальные транспортные системы, весогабаритный контроль, управление содержанием дорог, и в том числе, все, что связано с экологией. Наибольшая часть того оборудования, которое применяется при построении данных систем, оно производится на предприятиях нашего холдинга, в том числе, в городе Новосибирске. Значит, опять же, здесь важны цифры. Вот данные цифры по внедрению управления интеллектуально-транспортной системой они взяты на средний город - миллионик. В Новосибирске эти цифры, безусловно, в количественном выражении могут быть значительно выше. Поэтому, подсистемы, про которые сказал выше, они здесь указаны. Но, самое главное, мы предлагаем внедрение данных систем с использованием современных, уже у нас утвержденных в рамках нормативно-правовой законодательной базы, инструментов. Один из таких инструментов – это энерго, энергосервисный контракт. У нас есть пример при реализации такого энергосервисного контракта, например, в городе Улан-Удэ. Второй инструмент – это контракт жизненного цикла. У нас также есть пример успешной реализации данного проекта в городе Нижний Тагил. В 2014 году мы заключили данный контракт, который в себя включает полностью модернизацию системы управления наружным освящением, начиная с его проектирования, реконструкции и последующей эксплуатации на 28 лет на девять и три миллиарда рублей. Положительные стороны, которые данный контракт несет за собой, в первую очередь, для администрации города, заключаются в том, что, конечно же, здесь присутствует один интегратор в лице одного крупного завода. Здесь мы предлагаем как раз таки наш завод, основываться на наш завод, который здесь находится и который развивает эти компетенции. Спасибо.

Спикер 1 (Михаил):

Спасибо, Иван Владимирович. Спасибо, что кратко. Уважаемые участники конференции, как вы понимаете, что задача вот, будет современный город наш расти и развиваться, и задача, которая стоит перед нами – создание «Умного города». Как я думаю, вы понимаете, что «Умный город» объединен умными сетями. В «Умном городе» будет обмен большими, ну, массой гигабайтов информацией. И возникает ситуация правомерного использования этой информации. Для нас это конечно очень важно. И очень важно, что к нам приехал сегодня значимый эксперт, Алексей Викторович Раевский, генеральный директор международной компании разработчиков системной инфо-безопасности. Алексей Викторович, расскажите, вот пожалуйста, о том, как вы, вот на ваш взгляд, нужно, если можно кратко, защищать город от, при построении «Умного города», ну, то есть, при построении системы «Умного города». Потому что здесь вот, Александр Леонидович вспомнил Меняйло Сергея Ивановича. Вот Сергей Иванович на одной встрече в Академгородке сказал, как освящение Севастополя в 14-ом году отключали из Киева. Поэтому, если мы строим «Умный город» Новосибирск, то надо, конечно, же защищать себя от несанкционированного управления городскими сетями. Алексей Викторович, пожалуйста.

Спикер 6 (Алексей Викторович):

Нет, ну мы еще не дожили до такой степени. Тут работает энергетика как часы. Пока никто не посягает на это.

Спикер 1 (Михаил):

Это, к слову, да. Это хорошо. Это славно. Но вот, надо готовиться, если мы строим «Умный город», поэтому Алексей Викторович, пожалуйста.

Спикер 6 (Алексей Викторович):

Да тут ключевое слово «пока», на самом деле. А можно слайды мои?

Спикер 1 (Михаил):

Ну, это вас уже хакнули, Алексей Викторович. Видите, не дорабатываете.

Спикер 6 (Алексей Викторович):

Это вас уже хакнули.

Голос из зала:

Это кибер-безопасность.

Спикер 1 (Михаил):

Это кибер-безопасность, да. Уважаемые администраторы, пожалуйста, можно включить доклад. Алексей Викторович, вы начнете, наверное, давайте, пока люди разберутся.

Голос из зала:

Вам надо обратиться там, в пункт операторов, пожалуйста, чтоб они поставили.

Спикер 1 (Михаил):

Михаил, можно вас?

Голос из зала:

Фамилию можно узнать?

Спикер 6 (Алексей Викторович):

Раевский.

Голос из зала:

Раевский.

Спикер 1 (Михаил):

Ничего страшного, накладки, бывает. Вот, поехали. Конкуренты Алексей Викторович, пожалуйста.

Спикер 6 (Алексей Викторович):

Спасибо, да. Происки конкурентов. Ну, на самом деле, мы переходим постепенно в цифровой мир и, те угрозы, которые для нас казались еще какой-то фантастикой, уже постепенно приходят как бы в реальность. И становятся для нас реальностью. Поэтому, надо понимать, как с ними жить, как с ними бороться и что, вообще, делать. В принципе, все угрозы можно разделить условно на четыре части. Первая часть – это атаки на объекты критической инфраструктуры, то есть, это энергетика, электросети, водоснабжение, водоотведение, транспорт, оборонная промышленность, пищевая отрасль, сельскохозяйственная отрасль. То есть, все то, к чему мы привыкли, что делает нашу жизнь собственно нашей жизнью, и то, что, как бы, вдруг, если потеряется, или отключится, или перестанет функционировать, может нам причинить много неприятностей, а то, и вообще говоря, может стоить каких-то очень серьезных последствий. Второй момент – это хищение денежных средств со счетов организации, частных лиц, недоступность различных сервисов. Поскольку, сейчас многие сервисы, такие как банковские, гос. услуги, тоже сейчас оказываются через, с использованием, как бы, цифровых технологий. Это, как бы, тоже достаточно большая проблема. Третья проблема – это интернет вещей. Сейчас во все абсолютно устройства встраивается доступ в сеть, начиная от электрических лампочек обычных, которые вот у нас освещают наше помещение, заканчивая телевизорами, не знаю, отопительными какими-то котлами. То есть, в принципе, еще лет через 10-15 у нас в нашем доме будет пользователей интернет не по количеству людей живущих в нем, а будет там уже измеряться сотнями. Четвертое – это большие данные и приватность. Сейчас мы уже переходим в мир данных, и те данные являются основным активом. То есть, конкурентоспособность организации определяется не тем какие у них активы, а тем, как они умеют использовать вот эти вот большие данные. Какие они новые знания могут из этих данных получать. Но это, как бы, все хорошо. Но приватность это обратная сторона медали. Потому что неправомерное и не законное обращение с этими данными, либо какие-то утечки приводят к тому, что нарушаются права граждан, нарушается их право на тайну частной жизни и, собственно, нарушается при этом закон о персональных данных и Конституция. Вот здесь на слайде изображен объект критической инфраструктуры. Это завод по обогащению урана в иранской провинции Натанз. Вы видите, что он расположен под землей. Там колючая проволока, средства ПВО. И вроде как он хорошо очень охраняется. Но вот обычная флешка за десять долларов, собственно, обошла все эти вот защиты. Вирус стакснет, который активировался, вывел из строя тысячу центрифуг, которые использовались в иранской ядерной программе. Соответственно, государство понесло значительные убытки производства, производство вот этого вот урана снизилась. Соответственно, оборудование достаточно дорогое, тоже его где подряд не купишь. Соответственно, последствия были достаточно серьёзные. Ну и случай этот интересен тем, что это первое собственно такое вот проявление кибервойны и первое агрессивное можно сказать нападение одного Государства на другое Государство. Этим, конечно, как бы кейсы не ограничиваются. Много других вариантов. В частности заражение сотрудника компании Mitsubishi Electric вредоносной программой которая привела к утечки конфиденциальных документов об атомных электростанциях, заражение компьютеров в больнице, которое привело к выходу из строя управление комплексом лучевой терапии, заражение компьютеров Департамента автомобильных дорог в штате Иллинойс США. То есть, в принципе, можно открыть новостную ленту и там будет множество таких случаев. Следующий момент, это инсайдеры и хакеры. То есть, те самые утечки информации, которые нарушают права граждан на частную жизнь. В новостных лентах обычно встречаются сообщения об инцидентах в Америке, реже в Европе. Но это не значит что у нас всё хорошо. Это значит, что просто в Америке существует законы положение, требующее сообщать жертвам, пострадавшим и регуляторам, о том, что произошла утечка, о том что их права нарушились. У нас такого, как бы, в законодательстве требования пока нет. Но в Госдуме сейчас уже принят в первом чтении поправки закона о персональных данных, в которых будет это всё тоже предусмотрено. Поэтому, вот надо тоже готовиться к тому, что защита персональных данных это будет не только какой-то бумажный процесс для галочки, а реальный, как бы, процесс, реальная ответственность. Что касается убытков от кибер преступлений, они представляют собой совершенно фантастические цифры. Например, в мире в 2017 году, по всему миру экономический ущерб от кибер преступлений оценивается в один триллион долларов. В России цифры немножко поскромнее, это чуть больше 200 миллиардов рублей. Но в наших, как бы, масштабах это четверть процента ВВП. И эти цифры будут расти, то есть.

Спикер 1 (Михаил):

Миллиард это больше бюджета России, правильно? один триллион, то есть, долларов, так это или нет? Больше же бюджета России?

Спикер 6 (Алексей Викторович):

Чуть-чуть меньше.

Спикер 1 (Михаил):

Чуть-чуть меньше, да?

Спикер 6 (Алексей Викторович):

Чуть-чуть меньше. Вот, но, цифры эти будут расти, то есть, например, через 5 лет в 2022 году оценивается ущерб общий все мировой экономики в восемь триллионов. То есть, это в восемь раз будет рост. Ну, что касается борьбы с этими всеми угрозами, надо конечно делать так, чтобы вопросы информационной безопасности обсуждались и принимались во внимание на этапе проектирования любых систем, то есть, ни когда уже систему сделали, и стали думать, как ее защищать, что вы вспомнили про кибер преступников и что делать. Надо изначально как бы этим заниматься. Второй момент, это проявление обновления операционных систем. Две недели назад была эпидемия вируса вона краве или вона крип, как он, по-разному назывался.Было 200 компьютеров по всему миру было заражено. Если бы люди не ленились, специалисты, системные администраторы и пользователи, если бы они Обновили Windows патчем, который вышел 3 месяца назад, то ничего бы этого не было. Естественно необходимо проводить профилактическую работу с сотрудниками. Потому что человек это слабое звено. Самое слабое звено. От него обычно всегда, как правило, проблема в технических системах. И собственно, использовать сами системы для предотвращения утечек, защиты информации. Но, наверное, я могу на этом закруглиться. Хочу сказать только то, что цифровой мир дает нам колоссальные возможности, позволяет нашу жизнь сделать очень удобной, приятной, красивой, и использовать данные для получения новых знаний, для автоматизации процессов. Но, естественно, при этом возникают определенные проблемы, определённая обратная сторона медали и надо ее учитывать, конечно.

Спикер 1 (Михаил):

Спасибо, Алексей Викторович. Как приятно, что спикеры соблюдает тайминг. Хоть не зря работали со всеми предварительно. И сейчас мы прибыли, наиболее немножко приземлимся, в более такую плоскость перейдём механики и физики. И слово предоставляется одну из наших гордостей, то есть, и гордостей Академгородка, и института, может, гордость, да, Николай Захарович. Вот вам слово. Ляхов Николай Захарович, академик РАН, директор Института химии твердого тела и механохимии СО РАН. Николай Захарович, пожалуйста. Если возможно, то можно тоже в рамках тайминга.

Спикер 7 (Ляхов Николай Захарович):

Вы попросите, если дадут, презентацию.

Спикер 1 (Михаил):

Снова проблема с презентацией.

Голос из зала:

Как фамилия?

Спикер 1 (Михаил):

Ляхов, поставьте пожалуйста.

Спикер 7 (Ляхов Николай Захарович):

Ляхов.

Спикер 1 (Михаил):

Ляхов, да. надо обучать ребят.

Спикер 7 (Ляхов Николай Захарович):

Ехал сегодня на технопром утром, заранее, как полагается. Ну, естественно попал, в ту самую знаменитую пробку. Между городком и городом, как мы называем. Это пробка есть каждый день, независимо ни от чего. И много уже [нрзб. 00:47:38], как ее сломать, как устранить, как неё ликвидировать. Ну так случилось, что перед этим в понедельник я возвратился из города Циндао в Китае, это просторный город. Пусть поставят презентацию, я хочу просто показать одну из достопримечательностей этого города, которая меня поразила. Но самое главное, я теперь когда куда-то езжу, я смотрю глазами Анатолия Евгеньевича, извините мэра нашего, на всё. С точки зрения, я же в городе жил тоже, понимаю свою ответственность за то, где живу я, и понимаю, что за те решения, которые мы должны принимать, наука должна, каким-то образом, быть в ответе. Не получается с презентацией, да? Ну да Бог с ней.

Спикер 6 (Алексей Викторович):

Про информационную безопасность слово. Самое слабое звено это.

Спикер 1 (Михаил):

Алексей Викторович, может это вы?

Спикер 7 (Ляхов Николай Захарович):

Это я на флешке принес им вирус. Возвращаю вас к презентации, которую Александр Николаевич сделал. Там слайды были, в том числе и мои, в какой-то мере, да. но, я не на дирижабль хочу обратить внимание. Я хочу обратить внимание на фразу, которая прозвучала, и со ссылкой на кого-то из наших, я не уловил. Про эстакадный, эстакадный транспорт, так называемый. Смотрите, что происходит сегодня в городе. Во всех городах. Плотность застройки растет. То есть, количество людей на квадратный метр километр увеличивается. Как решается проблема? Наши дома идут вверх вверх вверх. Правильно, да? Количество проводов, антенн, кабелей тоже увеличивается. Вообще всё увеличивается. Кроме дорог. А дома не ходят. Вот там где они поставлены, там они и стоят. Как в сказке, избушка-избушка. Да не надо уже. 5 минут уже проходит. Поэтому я хочу сказать, где же выход из этого положения? Ну, ясно же во всём мире дороги идут за домами. Они действительно поднимаются всё вверх и вверх и вверх.

Спикер 1 (Михаил):

Второй этаж вы говорили.

Спикер 7 (Ляхов Николай Захарович):

Второй, и третий, и пятый. Всего я насчитал на уровне одного из мостов с развязкой восемь. На уровне восьмого этажа вверх, и вверх, вверх шел транспорт. Решение напрашивается само собой. А тут я еду на экскурсию в ФПЧ, уезжали уже домой, по Циндао. Говорят наши коллеги, строится метро в аэропорт. Аэропорт у них сейчас построено, вот я хочу показать, если получится. Вот просто задачки все эти. Вот смотрите, безопасность и комфортная среда обитания - это хорошо. Транспорт и коммуникации вот на втором месте у меня стоят. И это правда. Вот, потому что всё развитие города определяется транспортной доступностью. Принято, что транспортная доступность должна быть один час максимум. Это в условиях комфортного обитания. У нас она не соблюдается по большинству районов. Нигде. Что такое один час? Вот представьте себе, что мы сделали Хайвей до Болотного с нашей со стороны, который может вот 100 километров доехать за час, правда, да? Такой же Хайвей сделали из Томска, и такой же из Кемерово. 100 километров, что километр из ста километров. У нас возникнет узел, в итоге, вдоль этой дороги будет развитие. Будут лепиться предприятия, все остальное и прочее, да. На 8 километров умножите и получите площадь Лос-Анджелеса. Тысяча квадратных километров. Это всё настоящая перспектива. Ну, можно сказать, у нас денег нет. В принципе, правильно скажите. Вот про метро. У них построили, вы знаете наверное. Вот развязки. Вот это вот мост, который 22 километра. Из города в аэропорт через залив. Не через пролив, и через залив. Сделано для удобства автомобилистов и для их сокращения. Метро точно также для пешеходов, чтобы удобно было ездить в аэропорт. За городом также нет проблем, они проложат ее под воду. А в городе как? Вторая линия есть на каждой дороге. Отняли у седьмой линии буквально по пол метра с двух сторон. Поставили столбики, как вот показывал Александр Николаевич, да, и положили плиту. У них огромный опыт в строительстве автомагистралей и железнодорожных, особенно. Для поездов на эстакадах. И по этому столбу по плите этот огромный электропоезд [нрзб. 00:53:12] будет идти. А перед этим я такое же решение видел [нрзб. 00:53:18] года 4 назад. Улица была перекрыта. Анатолий Евгеньевич, улица была перекрыта. По этой улице ставились, вот к примеру, у меня тут освещение, столбы. Также опоры, строился второй этаж. Одна улица, которая узкая, составляла проблемы. В одну сторону по земле движется транспорт в одну сторону, а вторую половинку ее перекинули обратную сторону на эстакаду. Потом я задумался, почему же наши, почему мы не можем так делать. Почему, у нас любая развязка, которую мы строим, тонны, тонны, миллионы тонн песка мы завозим сначала. Потом эти тонны должны два года пролежать, чтобы согласным с ним стать натуральным грунтом, естественным грунтом, потом мы укладываем на нее полотно. Сложная задача. И так далее. Кто считал эти расходы? Никто. И невозможно сосчитать. А на эстакадах каждый столб учтен, каждая плита финансово учтена, не украдешь. Я думаю, что это единственный мотив того, почему у нас это так не приживается. Нигде. Никогда, может быть, не приживется. Надо ломать вот в корне все. Вот смотрите, что у нас происходит, дорогу у нас строит один, по тендеру наверное, да? Ямочный ремонт делает другой. Снег убирает зимой третья организация. Что делает тот, который строит, по дешевле? Что делает тот который убирает снег? Технику по-крупнее, чтобы меньше людей, чтобы меньше зарплату платить, правда? В результате исчезли урны вдоль дорог и тротуаров. Мусор остался на дороге. И нам грязно, нам не приятно, и нам не хорошо, да? кто делает ямочный ремонт, заинтересованы, чтобы делать один раз и на десять лет? Они заинтересованы, чтобы делать два раза.

Спикер 1 (Михаил):

Но лучше стали делать ямочный ремонт, заметили?

Спикер 7 (Ляхов Николай Захарович):

Ну, это же управленческое решение. Анатолий Евгеньевич в начале еще сказал, что город заинтересован в том числе, а я думаю, прежде всего, в очень серьезных управленческих решениях. Попробуйте вы одного хозяина сделать, чтобы он построил дорогу. Тут про жизненный цикл кто-то говорил да. да, чтобы весь жизненный цикл висел на нем. Да уверяю вас, не будет она ни ломаться, ни ямок на ней не будет, ничего не будет. Надо платить за то, что человек вроде бы, не человек, а организация вроде как бездельничает. Авансом, да? это все надо считать и продумывать. Все можно по-другому сделать. Вот это вот освещение. Днем оно же не светится а ночью светится. Это светодиодное освещение. Чем вот эти кривые столбы дешевле, сильно дешевле? Да нет. Практически по той же технологии делаются.

Спикер 1 (Михаил):

В рамках проектов офиса, Николай Захарович, это как раз одно из направлений.

Спикер 7 (Ляхов Николай Захарович):

Да. Так давайте думать о городе, о своем будем. И давайте, думать не просто, а так, чтобы все было просчитано. Ведь сегодня есть новые материалы. Надо думать что дешевле, каждый день убирать снег или у нас есть сотый поликорбанат уже [нрзб. 00:57:04]. Мы дорогу накроем, и снега не будет вообще. Фантастика скажите? Считать надо. Вот это дешевле. За один год может не окупится, за пять – точно окупится. Вот снегоплавительные печи, это ж столько энергии тратим. А вот может это тепло нужно положить под дорогу? А может такое же самое тепло будет, даже еще и меньше расходов. Но один раз надо закопать деньги в землю.

Спикер 1 (Михаил):

В песок.

Спикер 7 (Ляхов Николай Захарович):

Так что давайте думать. Не в песок.

Спикер 2 (Анатолий Евгеньевич Локоть):

Николай Захарович, пойдем, поговорим про земное, про золото лавы. Вспомним.

Спикер 7 (Ляхов Николай Захарович):

Спасибо за внимание.

Спикер 1 (Михаил):

Да, спасибо, Николай Захарович. Вот здесь как раз вот хорошо был поднят острый вопрос да. Поэтому, уважаемые коллеги, еще следующий тогда у нас докладчик как раз расскажет о системе современных поездов, вот, струнного транспорта. Пожалуйста, Алексей Беляшихин. Вот компания СкайВей. Пожалуйста, ваша презентация.

Спикер 8 (Александр Беляшихин):

Спасибо большое. Очень жалко, что Анатолий Евгеньевич ушел. Я думаю, у него будет возможность ознакомиться с материалами. Вот я хотел как раз тему предыдущего докладчика, немножко в другую часть сейчас уйти. На самом деле, проблема пробок, она не только, как Анатолий Евгеньевич упомянул, она создает социальную напряженность. И то, о чем Александр Николаевич сказал, это экологическая составляющая. Вот, помимо уточек, которые были замечательные, милые на слайде, гибнут из-за того, что ездит внизу транспорт, и люди в том числе. Поэтому, на наш взгляд, тоже вот проблема выше обозначенная, одна из краеугольных. И вот то решение, которое, собственно, мы представляем, оно, на наш взгляд, принципиально иным образом решает этот вопрос.

Спикер 1 (Михаил):

Можно презентацию включить СкайВей, Беляшихин.

Спикер 8 (Александр Беляшихин):

Да, включайте.

Спикер 1 (Михаил):

Включайте. Давайте посмотрим.

Собеседник 1:

Вы будете ещё тогда выступать? Мы тогда говорили, если можно, поконкретнее. Если из города Новосибирска, допустим, сколько это стоит построить?

Собеседник 2:

Пусть тогда фоном идёт. Я принципиально вот что хотел добавить к увиденному. То, что здесь показано, это не какой-то, так скажем, презентаж, которым может показаться на первый взгляд. Это всё реализовано в железе в Белоруссии на территории 36 гектар. И, соответственно, туда можно съездить. Мой коллега буквально на прошлой неделе там был и в этом транспорте лично прокатился. Это первое. Второе – принципиально достигнута договорённость о старте первого адресного проекта в городе нашем дружественном Томске. Об этом, если минуточка останется, коллега уважаемый здесь присутствует, может пару комментариев дать.

Собеседник 1:

В Томске будут делать.

Собеседник 2:

Да, в Томске будут делать. Вообще сейчас обсуждается два проекта – на набережной либо в университетском кампусе. И на это есть расчёты.

Собеседник 1:

Сколько километр стоит, Алексей, данного блока? Это струнный транспорт?

Собеседник 2:

Да, это речь идёт о струнном транспорте. По километрам, здесь немножечко цифры предлагаются по-другому, то есть стоимость проезда в таком транспорте будет стоить не более 3-5 рублей.

Собеседник 1:

Стоимость – хорошо, его надо построить. Сколько километр стоит построить?

Собеседник 2:

Минимум в три раза дешевле, чем любой традиционный вид транспорта.

Собеседник 1:

Всё понятно.

Собеседник 2:

Расчёты мы делали по трассе пилотной в Академгородке. И есть расчёт в цифрах, прямо вплоть до проекта документации, аналог, когда запускали Анатолий Евгеньевич трамвай.

Собеседник 1:

Вам уже сделали предложение, насколько я знаю, из Индии, да?

Собеседник 2:

Да, в Индии. Здесь как раз, к моему сожалению, вот здесь, может, мы с коллегами уважаемыми со стороны объединимся. Мы один раз уже встречались, обсуждали про наработки как раз эстакадные. Мне кажется, если мы объединим усилия, мы таки начнём здесь уже практические шаги в нашем любимом Новосибирске, в Индии. Самый большой сейчас по проекту, который обсуждается, стоимость первой, там продолжительность 500 километров, 895 миллионов долларов – первый портфель.

Собеседник 1:

Понятно, понятно. Хорошо, спасибо. Потом, в конце, у кого будут вопросы, можно будет задать, если интересно. Ваша база, как я понимаю, находится сейчас на базе бывшей территории Ё-мобиля, который был, да?

Собеседник 2:

Производственные площади находятся, да. На самом деле, это ещё очень важный момент, одна из задач, мы с Александром Николаевичем говорили, это загрузка наших оборонных предприятий, так скажем, продукцией высокотехнологичной, но в мирных целях. На мой взгляд, этот проект может быть отличной возможностью для наших предприятий.

Собеседник 1:

Спасибо, Алексей. И теперь сразу параллельно дадим слово тогда белорусам. У нас сегодня присутствуют гости. А, томичам? Но сначала белорусам, потом томичам. Это гости из нашего союзного государства. Виталий Кутавичюс, заместитель проректора по научной работе, начальник главного научного управления Белорусского государственного университета. Пожалуйста, вам слово! Указку, да? Если не сложно, тогда, Алексей, передайте, пожалуйста. Как в солнечной Белоруссии погода, Виталий? Как в Москве, так же холодно?

Собеседник 3:

Когда ехали сюда, было +23. И когда приезжаешь в Сибирь, а там +30 и больше, это внушает.

Собеседник 1:

У нас медведи не ходят, у нас хорошо здесь. Пожалуйста!

Собеседник 3:

Добрый день, уважаемые коллеги! Я представляю Белорусский государственный университет, это ведущий университет нашей страны. И маленькая ремарка, уважаемые модераторы, я постараюсь выдержать регламент, но, когда речь идёт о разработках БГУ, это сделать очень сложно. Но я очень постараюсь. Первое, девиз нынешнего технопрома «Делай в России» для меня и коллег из Белоруссии звучит не очень хорошо. Давайте, вот предложение на будущее назовём…

Собеседник 1:

У нас же Союзное государство.

Собеседник 3:

Вот, назовём «Делай в Союзном государстве России и Белоруссии».

Собеседник 1:

Нет, понятно, вы уже выращиваете там яблоки, морепродукты, сейчас ещё что-нибудь сделаете.

Собеседник 3:

Ну, Белоруссия очень богатая на таланты.

Собеседник 1:

Хорошо, давайте, пожалуйста, начинайте.

Собеседник 3:

Я буду говорить о разработках, которые БГУ предлагает для города. Это только часть, маленькая часть наших разработок. Вот это каталог, он 2014 года, 90 страниц. Здесь всего лишь процентов 70 того, что мы реально делаем и на наших сайтах размещаем. Речь уже шла сегодня у других выступающих об уличном освещении. Мы предлагаем вот такую пусковую аппаратуру для натриевых дуговых ламп, которыми в настоящее время в большинстве городов и производится освещение улиц. И светодиодные лампы, к сожалению, на данном этапе они менее долговечные и КПД их пуска меньше. В результате применения наших таких устройств КПД пуска может достигать 97 % при сроке службы натриевых ламп порядка, по-моему, 30 000 часов. Источники питания, также коллеги уже поднимали вопрос сегодня об этом, вот эти источники у нас производятся, сильноточные импульсные мощностью от 1 до 15 киловатт, со встроенным микропроцессором. В результате подхода к проектированию удалось избежать, массогабаритные характеристики уменьшились, увеличилось КПД до 96 %. И, поскольку у них встроен микропроцессор, то можно объединять до тысячи в один кластер и удалённо управлять ими. Они выдают напряжение импульсное любой частоты, любой формы и т. д. В частности, вот мы сейчас пытаемся встроиться в перспективный проект, что следует отметить. Это, наверное, уже один из моментов нашего лидерства. В Минске сегодня работают 6 электробусов. Это пилотный проект нашего Белкоммунмаша. В отличие от электробусов, которые делаются в Новосибирске, насколько я понял, они не на ионолитиевых батареях, а на суперконденсаторах. И поэтому зарядка занимает всего лишь 8 минут, и удаётся от станции до станции 20 километров, как раз хватает заряда. И они уже сегодня работают. И статьи в газетах я встречал, где люди, которые ездили, с удовольствием и с интересом отзываются об этой разработке. Вот мы пытаемся встроиться в оснащение этих систем зарядных станций. Вот это очень интересная разработка, она только что закончена, стадия НИОКР закончена, и речь идёт сейчас о производстве. Умные окна на бистабильном эффекте. Бистабильные вещества – это вещества, которые имеют два состояния – пропускают свет, не пропускают свет. Это я говорю так, утрированно. В чём их прелесть, вот именно этих веществ? Это наше ноу-хау, это состав этих веществ. Размещая их на окне, между оконными стёклами либо наклеив плёнку, вы можете подать напряжение импульсно, точечно, и вещество меняет пропускную способность, и у вас комната затеняется. И вы можете регулировать степень затенения. Причём вы подали напряжение, а после этого не надо уже питать их, всё, они остаются стабильными. Напряжение нужно только, чтоб изменить состояние. Также их можно применять, как видите, в виде ценников, что ли, в магазинах, разных табло информационных, где можно записать информацию, и она будет уже на просвет оставаться без источника питания стабильной. Подобными свойствами обладают так называемые электрохромные плёнки, но стоимость квадратного метра электрохромной плёнки – около 300 долларов. Наши расчёты показали 40-50 за квадратный метр. Ультразвуковые приборы учёта жидкости, газа и тепловой энергии. Эти приборы также разработаны БГУ, в чём их особенность? Они действительно используют ультразвуковой эффект подсчёта расхода газа и энергии, тепловой энергии, я имею в виду. Мы передали лицензию на производство совместному российско-белорусскому предприятию «Русбелгаз» в 2015 году и сейчас эти счётчики – и бытовые, и промышленные – производятся на этом предприятии. Вот такие комплексы производим мы также давно. Это комплексы оборудования для производства изделий из полиуретанов и различных клеевых, уплотнительных соединений, сэндвич-панелей. И подавляющее большинство экспорта такого оборудования идёт у нас в Россию. Также мы не могли пройти мимо, так называемые джи-пи-эс трекеры. Разработали несколько вариантов в зависимости от необходимости, там и антивандальная система, от автономности работает, чувствительность, элементы питания. Они могут устанавливаться на транспорте, на стационарных каких-то объектах, и действительно позволяют отслеживать, где находится транспорт, расход бензина, аварии – это всё очень быстро становится известно. Вот это тоже очень новая вещь. По размерам он напоминает, наверное, такой маленький фотоаппарат. Это регистратор параметров движения лифтового оборудования. Просто размещается в лифте, там он на магнитах, можно прикрепить к полу либо к какой-то поверхности. И он для сертификации лифта – ускорение допустимое, линейная скорость и т. д. – они выпускаются в Минске и используются нашими коммунальными службами с такими целями. И хочу отметить, что все эти наши контрольно-измерительные приборы занесены в Реестр средств измерения в Республике Беларусь. Это говорит о их точности и сертифицированности. Тут трубонакаливающий теплоизоляционный материал на основе полиуретана, который можно действительно, если пожар и элементы стеночной панели, он не даёт распространяться таким чрезвычайным ситуациям. Патронные фильтры из новых плёночно-тканевых материалов – действительно уникальные фильтры. Уникальные по какой причине? Обычно либо фильтр хорошо чистит воду, но мало воды выдаёт в час, либо он более грубо чистит, но тогда большой поток. Здесь удалось соединить оба плюса – и тонкость фильтрации, и большая пропускная способность. И эти фильтры, в чём плюс? Они регенерированные. Примерно, если брать домашний, год-два он поработал, вы его опускаете в кастрюлю, заливаете там уксусом и лимонной кислотой, и он опять восстанавливается. Таких разработок много. Я понимаю, что время уже, наверное, выбрал, поэтому на этом остановлюсь.

Собеседник 1:

Интересный доклад. Сразу к вам просьба, чтобы не отходить далеко. Я понимаю, вы приехали для того, чтобы с конкретикой какой-то уехать. Вот у нас есть такая замечательная компания «Торнадо», которая сейчас работает над системой умного города в консорциуме. Я уже попросил коллегу, чтобы он к вам подошёл, потому что как раз по датчикам, по умным окнам – это к ним. Поэтому, если возможно, после этого.

Собеседник 3:

Вот ещё маленькая ремарка, если можно. Мы сегодня уже ходили с коллегами по выставке, и там такая стойка «Ростелеком», и там как раз безопасный город. Датчики объединения в единую сеть и соединение информации от всех датчиков, получение и обработка – это как раз-таки очень важный элемент для города, мне кажется, без вариантов.

Собеседник 1:

Спасибо, Виталий. Спасибо, что приехали к нам. На самом деле очень здорово. И сейчас я хочу дать слово также основному представителю нашего замечательного Академгородка Михаилу Ивановичу Воеводе. Пожалуйста, медицина будущего, директор Научно-исследовательского института терапии и профилактики медицины, академик РАН. Пожалуйста! Как мы понимаем, без медицины никуда. Если болеешь, делать ничего неохота. Поэтому, Михаил Иванович, расскажите, как не болеть вообще. Спасибо.

Собеседник 4:

Как мы все знаем, Новосибирск является одним из лидеров у нас в стране по высокотехнологичной медицине, наряду с такими городами, как Москва и Санкт-Петербург. Я думаю, что тут особо комментировать нечего. Но хотелось бы отметить следующий момент. Мы должны прекрасно понимать, что стремительное развитие медицины, решение многих медицинских вопросов на самом деле сопряжено с колоссальной экономической нагрузкой. Медицина становится всё дороже и дороже, и тут важно понимать, будем ли мы только потребителями высокотехнологичной современной медицины или можем сами участвовать в этом процессе. И вот Новосибирск имеет все основания для того, чтобы быть активным участником формирования медицины будущего. Здесь приведён совершенно уникальный пример той работы, которая была публикована на днях буквально в самом престижном международном журнале «Нэйчер». Эта работа показывает использование мельчайших так называемых нанолазеров для диагностики и уничтожения раковых клеток. И самое приятное, что непосредственными участниками этой работы были специалисты из нескольких наших институтов. Это поразительная перспектива. Второе, это, если мы посмотрим на те процессы, которые сейчас связаны с созданием принципиально новых подходов в методах лечения, то они необычайно ускоряются. Вот здесь приведён пример того, что 10 лет назад был установлен новый механизм регуляции уровня холестерина. Это основной субстрат, ответственный за развитие атеросклероза, бич нашей современности. И буквально через несколько лет, как я говорил, механизм был открыт 10 лет назад, это то, что делается у нас во многих институтах, была предложена целая серия новых лекарственных препаратов для воздействия на этот механизм. Это не те мелкие молекулы, на поиск которых крупные фармацевтические компании затрачивали десятки лет и миллиарды долларов. Это совершенно новые подходы, в том числе с использованием таких препаратов, как нуклеиновые кислоты, терапевтически, где наши институты тоже являются лидерами. И вот точное знание механизма, точный препарат позволил достичь беспрецедентных возможностей в регуляции уровня того же холестерина. Вы видите, насколько новые препараты снижают этот показатель по сравнению с теми лекарствами, которые мы используем сейчас с вами. На 60 % дополнительный эффект и, соответственно, колоссальный выигрыш в возможности лечения сердечно-сосудистых заболеваний. За год применения этих препаратов снижается риск развития или прогрессирования атеросклероза на 60 %. Совершенно новая, беспрецедентная перспектива. Но ближайшей составляющей медицины будущего является её персонализация. Эта персонализация связана с возможностью расшифровки генетической информации о конкретном индивиде. Собственно говоря, здесь представлено то, куда идёт медицина. Недавно, вчера мы лечили всех пациентов, основываясь на том диагнозе, который им выставлен. Сейчас мы уже в большей части случаев лечим пациента не просто исходя из того, какой у него диагноз, но и какие биологические особенности есть у этого индивида. И ближайшая перспектива, то, что называется персонализация, это лечение и подбор лечения и профилактических средств для конкретного пациента, исходя из его особенностей. Вот здесь приведён пример такого яркого заболевания, не заболевания даже, а тяжёлого состояния, как внезапная смерть. Мы все знаем, что часто в прессе освещаются случаи внезапной смерти спортсменов, других выдающихся людей. Оказалось, что это в основном врождённое состояние, обусловленное дефектами в нескольких генах, я подчёркиваю, в нескольких генах. И в зависимости от того, в каком гене располагается дефект, совершенно различаются факторы, которые провоцируют это состояние. В одних случаях это может быть физическая нагрузка тяжёлая, в других случаях – эмоциональная нагрузка. В некоторых случаях это нарушения сна и т. д. И, соответственно, принципиально различаются подходы в зависимости от того, какой ген поражён, к использованию лекарств и к профилактике этих состояний. Сейчас мы уже реально, в том числе и в нашем городе, у нас в стране, можем читать геном индивидуального человека. И, собственно говоря, мы стремимся к тому, чтобы для каждого человека нарисовать такую диаграмму, где указано, что для него плохо в смысле лекарств, в смысле образа жизни, что для него хорошо, какие заболевания ему наиболее угрожают, от каких он защищён. В идеале расшифровка генома и для каждого человека вот такая картина. Для этого надо уметь и понимать точно, что происходит на уровне изменений генов, какие особенности у этого человека, как они влияют на механизмы. Но надо понимать и иметь возможность учитывать всю совокупность среды, всех факторов, которые могут влиять на здоровье человека. Это нужны совершенно новые аналитические системы. И вот в Новосибирске мы как раз располагаем такими ресурсами, что делает нас в этом отношении абсолютно уникальным местом, которое может создать реальные предпосылки, внести большой вклад в формирование вот этой самой персонализированной медицины. Вы видите, сколько сложных факторов надо учесть для того, чтобы составить индивидуальный прогноз, учесть, как эти факторы взаимодействуют, и в конечном счёте построить вот такую сложную сеть, в которой надо разбираться, которой надо управлять и на основе которой надо делать прогноз и, собственно говоря, принимать решения по той самой персонализированной медицине. И это то, что Новосибирск умеет. И вот здесь приведён реальный пример того, как это работает. Это данные, которые получены в наших научно-исследовательских институтах, которые показывают, насколько различаются люди по восприимчивости к клещевому энцефалиту. Сейчас мы можем достаточно прицельно сказать, кто находится в зоне наибольшего риска, будучи инфицирован или укушен клещом, а кто находится в зоне достаточно безопасной по отношению к этой инфекции. Соответственно, можно сейчас выделять те группы риска, которые нуждаются в интенсивной профилактике, в вакцинной профилактике, другой нет. Ещё раз я хочу подчеркнуть, что Новосибирск обладает колоссальным потенциалом, чтобы участвовать в качестве создающего центра медицины будущего, не только как потребителя. Ещё очень важным обстоятельством является не только возможность созидания этого, но и участие города и региона в этих процессах. Мы много можем что создать, но всегда спрашивают: а используется ли где-то уже то, что вы создали? И первой площадкой для внедрения всех этих технологий, безусловно, должно быть наше региональное здравоохранение.

Собеседник 1:

Михаил Иванович, спасибо огромное. Сразу прямой, простой вопрос, который, я думаю, после вашего выступления многие зададут. Как вы считаете, в ближайшей перспективе возможно ли изобретение лекарства от рака? Или оно будет зависеть как раз от расшифровки генома и применяться отдельно к каждому человеку?

Собеседник 4:

Если говорить о реальной перспективе лечения рака, то действительно для каждого пациента надо будет создавать индивидуальное лечение. Это идеал, и к этому мы подойдём.

Собеседник 1:

На ваш взгляд, сколько к этому идти ещё?

Собеседник 4:

Это будет быстро совершенно сделано.

Собеседник 1:

Год, два, пять?

Собеседник 4:

Точной цифры я вам не назову. Могу одно сказать, когда расшифровали геном первого человека, руководитель этой программы, это был 2003 год, отвёл 50 лет на тот период, когда каждый человек сможет считать свой индивидуальный геном. Прошло 10 лет, за 10 лет эта задача была решена. Поэтому я думаю, что очень быстро сейчас будет эта задача решаться, но её ключевым моментом является как раз оценка индивидуальных особенностей, в том числе и опухолей у каждого конкретного человека.

Собеседник 1:

Спасибо большое, Михаил Иванович! Уважаемые участники нашего круглого стола, у нас осталось два коротких доклада, как раз касаются нашей энергетики. И сейчас я передаю слово Яковлеву Вадиму Анатольевичу, заместителю директора Института катализа Сибирского отделения Российской Академии Наук. И тема, которая предварительно была озвучена, только Вадим Анатольевич, не знаю, по этой ли теме будете, экологически чистые котельные. Пожалуйста! Презентацию включите, пожалуйста.

Собеседник 5:

Уважаемые коллеги, я для начала хотел бы сказать, что я представляю две организации – это Институт катализа имени Борескова и СКТБ «Катализатор», которое является нашим стратегическим партнёром. И хотел бы начать с того, что в 2015 году был принят закон, который предусматривает переход всех промышленных предприятий на новый принцип государственного регулирования. Это так называемый принцип наилучших доступных технологий, суть которого заключается в том, что технологии должны быть с минимальным воздействием на окружающую среду, должны быть апробированными и включать целый комплекс решений. И предусмотрен поэтапный переход на новую систему. Это с 2015 по 2021 год строительство новых предприятий только с учётом этих принципов. Потом, на следующем этапе, до 2026 года будут выделены 100 пилотных предприятий, на которых будут внедрены эти принципы. Дальше произойдёт масштабирование до 300 пилотных предприятий. И после 2033 года уже все предприятия должны перейти на новые, скажем так, экологические нормы деятельности. А это порядка 15 000, которые генерят более 90 % всех вредных выбросов. Какие же основные загрязнители города являются? Это предприятия ТЭК, ЖКХ, системы водоотведения и промпредприятия. И в рамках данного выступления я бы хотел рассказать коротко о трёх наших предложениях. Это каталитические теплогенераторы, экологически чистые котельные и утилизация илов коммунальных очистных сооружений. Первое предложение заключается в том, чтобы оснастить традиционную тепловую пушку каталитической кассетой. Тем самым мы решаем экологические проблемы, мы досжигаем всё несгоревшее углеводородное топливо и восстанавливаем оксиды азота до обычного молекулярного азота. Таким образом, появляется возможность непосредственно всё сгенерированное тепло подавать в обогреваемые помещения, в данном случае это какие-то промышленные объекты с естественной вентиляцией либо теплицы. В последнем случае происходит одновременная подкормка растений СО2, что хорошо сказывается на урожайности и т. д. Ну и, как видите из этой таблицы, существенная экономия по теплу. В данном случае поставку данных теплогенераторов осуществляет ООО «Экокат» и производство кассет будет реализовано СКТБ «Катализатор». Второе направление, это как раз звучит из моего названия презентации, это экологически чистые котельные. Относительно давно в Институте катализа был предложен принцип сжигания различных видов топлива в кипящем слое катализатора, который позволил добиться существенных преимуществ по сравнению с традиционными слоевыми котельными на твёрдом топливе. Удалось снизить температуру сжигания с 1 200 до 700 градусов, при этом существенно повысить коэффициент использования топлива и снизить себестоимость выработанной энергии более чем на 35 %. Ну и, конечно, экология. Как показал опыт эксплуатации первых пяти котельных, из трубы идёт не чёрный дым, как это мы привыкли всегда наблюдать в случае угольных котельных, а белый пар. И, соответственно, появляется возможность установить такие котельные в жилой зоне с минимальным каким-то экологическим выносом по территории, я имею в виду ограничительную удалённость от жилых зданий. Данная технология реализована нашими партнёрами, это СКБ «Энергия», это новосибирское предприятие. И производство катализатора также на предприятии СКТБ «Катализатор». Следующий слайд посвящён как раз некой трансформации вот этой технологии угольных котельных. И предлагается решить проблему утилизации илов коммунальных очистных сооружений с применением данной технологии. Как видите, проблема существенная для всех городов, в том числе и для Новосибирска, когда мы наблюдаем существенную регенерацию этих иловых, дурно пахнущих отходов. Существует несколько способов их утилизации, но основное, то, что применяется в Новосибирске – это хранение на полигонах. Это такие большие земельные карты, в которых закапываются эти илы, и после 50 лет возможна только рекультивация. Илы патогенные, канцерогенные, и поэтому как-то нежелательно около городской территории находиться. И в качестве примера достаточно эффективной утилизации этих илов – это Санкт-Петербург, который построил три завода по зарубежной технологии. Как раз технология заключается в сжигании в кипящем слое иловых осадков. Мы пошли дальше, мы предложили заменить инертный материал кипящего слоя на катализаторы. Что этим удалось нам решить, мы добились автотермического режима сжигания при влажности осадка порядка 75 %, то есть это не надо дополнительное топливо. Низкая температура, экологические выбросы в районе ниже ПДВ и высокая степень выгорания осадка. А зола относится к веществу четвёртого класса опасности, то есть может использоваться в качестве строительного материала. Текущая стадия данного проекта – это с нашими омскими коллегами был разработан проект установки на полторы тонны по сухому веществу. Ориентировочно стоимость была оценена порядка 300 миллионов рублей. Пройдена экологическая и государственная экспертиза проекта и начато первое строительство. Но, поскольку произошло сокращение финансирования, то этот процесс, скажем так, растянулся по времени. И последний слайд, который я хотел бы. Я бы хотел предложить конкретные предложения, которые мы хотим, чтобы они были вписаны в решение нашего круглого стола. Это создать рабочую группу с участием представителя администрации НСО, города, заинтересованных сторон, с тем, чтобы разработать меры по решению экологических задач со следующими задачами. Первое – это проработать механизм финансирования строительства экологически чистых котельных в городской черте. В принципе такие механизмы есть, и мы можем предложить, которые не были бы сильно напряжёнными для города и области. Определить потребителей каталитических теплогенераторов и выйти к ним с предложением по демонстрации данной технологии на реально выбранном объекте.

Собеседник 1:

Вадим Анатольевич, извините, у нас тайминг. Смотрите, вот все эти предложения, они не просто будут учтены, я предварительно перед этим говорил, что было принято решение и подписана резолюция форума «Городские технологии». Я уже и Александру Леонидовичу объяснял, что проблема, о которой вы говорите, отсутствие связи между тем, что мы хотим сделать, и тем, что нужно в городском хозяйстве делать, сейчас будет решаться с помощью городского проектного офиса. По каждому направлению, где мы не будем просто, знаете, есть такая поговорка «Хочешь дело загубить – рабочую группу создай», вы, наверное, её тоже слышали. Здесь не так будет, здесь не так. мы проработали механизм конкретный. Понимаете, допустим, организация «Горсвет», там люди заняты операционной работой, им некогда заниматься внедрением. Решили сделать следующее, я вот как раз объяснял до этого Александру Леонидовичу. Берём, формируем проектный офис по этой проблеме. Это реально насущная проблема, о чём вы и говорите. Где включаем представителей науки, вас, кто это формирует, представителей администрации, представителей других структур, и разрабатываем дорожную карту по проблеме. Разработали – под неё ищем средства, может, они есть и в бюджете. И после этого уже выставляем на конкурс или конкретно вставляем в бюджет, понимаете? То есть конкретную дорожную карту по решению какой-то конкретной задачи. Давайте к этому двигаться, у нас есть сейчас такая резолюция и будем всё-таки так и решать.

Собеседник 5:

Вопрос: конкретные направления кто определяет в данном случае?

Собеседник 1:

На данный момент у нас Александр Николаевич определён мэром как человек, который ведёт техническую политику.

Собеседник 6:

Извините, Михаил Сергеевич, мы просто конкретно после этого форума вместе с вами встретимся и будем конкретно думать о реализации тех предложений, которые вы сказали. Предложения очень серьёзные, нужные, мы их полностью поддерживаем.

Собеседник 5:

Хорошо, спасибо.

Собеседник 1:

Спасибо большое, Вадим Анатольевич! И у нас сегодня завершающее выступление, тоже очень важное, по утилизации мусора. Как уже было сказано, много копий сломали, как утилизировать мусор, что с ним делать. И такая интересная достаточно технология, которую будет сегодня как раз презентовать Геннадий Иванович Багрянцев, директор компании «Огневая технология». Её хотел презентовать, но не смог, сейчас на симпозиуме, академик Алексеенко, поэтому за двоих отдуваться будет Геннадий Иванович. Пожалуйста! Современные городские технологии утилизации мусора. Геннадий Иванович, 5 минут, пожалуйста.

Собеседник 7:

Фактически организации-разработчики этих предложений - четыре организации. Это Новосибирский филиал ГСПИ, сейчас он называется, бывший ВНИИПИЭ, это «Огневая технология», которая создана ещё Михаилом Алексеевичем Лаврентьевым в 1972 году, был «Техэнергохимпром». Потом, после контрреволюции, пришлось менять название и свою подчинённость. Институт теплофизики, конечно, он был и учредителем, и очень многие годы ему докладывались на президиуме Российской Академии Наук в части сибирского отделения. И Институт теоретической прикладной механики. Здесь такой получился сгусток, когда мы действительно могли решать крупные уже проблемы создания. Но нужно такой штрих сделать. Нами запущено свыше 40 технологических линий по переработке отходов. Такие даже крупные, где мы переработали 15 озёр в Кемерово.

Собеседник 1:

Я извиняюсь, у вас время очень ограничено, 5-7 минут. Можно конкретно для Новосибирска что предлагаете, как это улучшит сегодняшнюю ситуацию и что в технологии меняем? У нас город новой технологической революции.

Собеседник 7:

Я к этому и говорю. Мы разработали систему, ряд заводов, которые могли бы быть применимы в обезвреживании и переработке, я говорю не только об обезвреживании, но и о переработке отходов. Причём принцип, который у этих заводов был, 50-100-150 тысяч тонн, и сейчас разработано на 200 тысяч тонн в год. Это приходят на завод отходы – с завода выходит только продукция. Поэтому назначение завода, мы говорим, какое? Это первое вроде бы стоит по всем экологическое, но оценки экологичности назначения завода в рублях нету. Нету методики, которая раньше, в СССР ещё, была. Мы работали в СССР, как я сказал, с 1972 года. Там была разработка, что это даёт в экологическом плане. Сейчас нету, поэтому у нас остаются только энергетическое и ресурсосбережение. Но даже при этих, не считая экологического решения проблем, мы сейчас разработали заводы, которые в принципе самоокупаемые. Это очень важно, самоокупаемые и 100 %, которые приходят с заводов, они все перерабатываются. Фактически сейчас с завода нету поступления отходов в природную среду. Вот это с точки зрения обезвреживания. Оно, конечно, не сразу это получилось. Мы разработали столько технологических линий и для Южной Кореи, и для Китая, чтобы решить это, а потом отработка этих условий, которые могли. Сейчас мы говорим: да, есть уже заводы, которые мы можем по такому принципу предлагать.

Собеседник 1:

Это какие-то другие заводы, не такие, как сейчас мусоросжигающие в России строят?

Собеседник 7:

Мусоросжигающие заводы строят импортные, решение – сжигание на решётках. Мы исследовали заводы немецкие, которые изготовлены и работают в Корее, посмотрели, которые в Китае. На решётках по тем требованиям, которые сейчас предъявляются к обезвреживанию отходов, фактически, я бы сказал, сжигать нельзя. Должны быть непровальные решётки, и мы применили для этого вращающиеся печи. Там действительно заходят равномерно отходы, равномерно удаляются, вплоть до того, что могут перерабатываться в плазмотермическое с получением остеклованного гранулята. Фактически получается выход – чистые и удовлетворяющие требованиям дымовые газы. И зола, которая идёт, она полностью может быть использована, это заключение не мы сделали, а Агентство окружающей среды США по тем разработкам, которые мы делали в Корее. Остеклованный гранулят может использоваться без ограничений. Первое ограничение, если знаете, дорожное строительство, потом промышленное строительство, потом гражданское. Гранулят может действительно использоваться без ограничений. Сейчас мы такое же предложение направили в Киргизию с целью переработки с таким же принципом получения гранулята радиоактивных отходов, которые были накоплены и за которые Минатом России несёт ответственность.

Собеседник 1:

Геннадий Иванович, если можно, коротко, что предлагается для Новосибирска, какая технология? Показать её можно? Есть у вас слайды?

Собеседник 7:

Есть. Зависло.

Собеседник 1:

Алексей, всё ваши недоработки.

Собеседник 7:

Вот схема, которую господин Лютько показывал, её перевернуть бы. Вот он, приём, вращающаяся печь, потом зажигатель. Важно здесь ещё, мы пришли к тому, что можно использовать упрощённую систему очистки газа. Суть её была, что мы много лет добивались системы сжигания такой, в которой бы не надо потом, кроме обеспыливания и связывания кислых компонентов, ничего делать.

Собеседник 1:

Это получилось?

Собеседник 7:

Это получилось. И сейчас мы уже сжигаем, где количество СО у нас уже идёт на выходе, вот буквально недавно проверяли установку сжигания мета-отходов в Котенёво, показали, что 2-3 миллиграмма на куб СО.

Собеседник 1:

Геннадий Иванович, мы вот, кстати, изучали уже, был вынесен ваш проект на изучение. Я скажу буквально ещё два слова, чтобы время не затягивать, люди уже устали. Четыре завода Геннадий Иванович предлагает построить в городе Новосибирске небольших, где будет сжигаться мусор вот по такой технологии.

Собеседник 7:

Я предлагаю четыре с одной стороны и третий, он отдельный завод, получается, надо строить в Советском районе, который бы закрыл проблему Бердска и закрыл проблему научного центра.

Собеседник 1:

Геннадий Иванович, у нас такое предложение. Ваш проект уже рассматривали, и мы, соответственно, также в рамках проектного центра намерены работать по вашему проекту, потому что это проблема крайне важная. И я предлагаю, если стратегически по технологиям нету ничего доложить…

Собеседник 7:

Есть ещё.

Собеседник 1:

Тогда одну минуту, пожалуйста.

Собеседник 7:

Мы специально рассмотрели, это Ляхов был, он сказал одну фразу: «Главное, что надо считать». Я тут записал себе прямо это. Да, действительно считать надо. Поэтому мы взяли и рассчитали, что предлагается сейчас по сортировочным заводам и то, что предлагается по сжиганию. Получается, сортировочные заводы сейчас нас уводят в далёкое-далёкое прошлое. Почему? Потому что взять и отсортировать отходы, мы тоже сортировкой занимались, отсортировать 10-15, как в этой системе, 27 %, а 70 % с лишним снова бросать на полигон, который американцы поставили прекрасно. Они изучили все возможные варианты переработки отходов и показали, что из этих лучше получаются только заводы по сжиганию. Сжигание сортированных, несортированных, в бочках, ноль отходов, те, который сейчас, муссируются очень давно. Они фактически намного уступают.

Собеседник 1:

Спасибо, Геннадий Иванович! Мы приглашаем вас к работе в рамках проектного офиса. Уважаемые участники, я понимаю, вы устали. С вашего разрешения все высказанные нынешними спикерами замечания, Александр Леонидович, Александр Николаевич, всё, что высказали спикеры, с вашего разрешения, мы занесём в проект рекомендаций и представим всё это необходимое для того, чтобы принимать в рамках работы проектных офисов города Новосибирска.

Собеседник 6:

Я думаю, что тут очень много полезной и ценной информации было. И хорошо бы, чтобы мэрия и все мы не упустили те возможности, которые имеются. Потому что идеи в основном абсолютно хорошие и передовые, свежие такие, надо этим пользоваться, не теряя времени.

Собеседник 8:

Я думаю, Александр Леонидович, что мы систематизируем все предложения. Потом, у нас же заключён договор между мэрией и СА РАН, потом мы вместе с вами посмотрим и выберем, которые годятся для реализации в городе Новосибирске. Но мне кажется, что практически все здесь выступающие очень конкретные предложения давали – и в области медицины прекрасно, и транспорта, и переработки мусора. И, безусловно, это всё востребовано для нашего города. И хотелось бы высказать ещё благодарность нашим белорусским друзьям, которые приехали, и из Москвы очень интересное предложение, которое я знаю. Оно заинтересовало мэра. Это холдинг Швабе предложил. И хочу сказать, что со всеми здесь присутствующими, кто давал свои предложения, мы продолжим тесно работать.

Собеседник 1:

Спасибо, Александр Николаевич! Спасибо, выступающие, спасибо, участники, всем спасибо и хорошего дня! До свидания.